совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

Карин Клеман: "Условие солидарности - самодостоинство"

Автор: беседовали О.Бычкова и М.Трудолюбов

Выдержки из беседы на «Эхе Москвы» с известным специалистом по трудовым отношениям, научным сотрудником Института социологии РАН и директором Института «Коллективное действие» Карин Клеман о проблемах безработицы и защиты трудовых прав в России.

По поводу подписанного накануне трехстороннего соглашения между Минздравсоцразвития, ФНПР М.Шмакова и РСПП
К.КЛЕМАН: …Я считаю, что то, что было подписано – этот документ называется на самом деле «Рекомендация», носит чисто рекомендательный характер, что тоже важно. То есть, он ни к чему не обязывает работодателей, скажем прямо. Если не будет давления снизу, это ни к чему не приведет. Но даже если работодатели будут выполнять обязательства, которые здесь написаны, то я бы сказала, что документ достаточно пустой и по содержанию, поскольку все, что там написано, эти меры и так предпринимаются работодателями – то есть, это сокращение рабочей недели, сокращение зарплаты, в том числе возможность, - внимание, - и написано это в качестве рекомендации - возможность приостановить действие Коллективного договора, что противоречит законодательству, Трудовому кодексу. Потому что вот идут переговоры, обе стороны согласились на каких-то условиях работать несколько лет, обычно это три года, и работодатель обязан по законодательству выполнить эти условия. А тут в числе этих рекомендаций есть возможность игнорировать коллективный договор. И что мне совершенно непонятно – почему правительство дает работодателям такую возможность? И в целом должна сказать, что эти рекомендации касаются в основном наемных работников. То есть, решается вопрос исключительно за счет наемных работников. Не предполагается никаких мер по снижению, например, прибыли, по сокращению зарплат управленцев или менеджеров, по сокращению завтра на представительские расходы, на командировки – нет ничего такого, - исключительно речь идет о том, чтобы работникам можно было меньше платить.

О необходимости для работодателя предоставлять информацию о реальном социально-экономическом и финансовом положении предприятия
К.КЛЕМАН: … Это ключевой вопрос. Потому что чтобы работники могли судить, на какие уступки они могут идти, если предприятие действительно на грани, они же не заинтересованы в закрытии предприятия, поэтому могут согласиться на какие-то уступки, например, на сокращение рабочей недели. Но при этом они должны судить по цифрам, а у них ничего нет. А сейчас что происходит? Работодатели абстрактно ссылаются на кризис, и никто не знает, по крайней мере, наемные работники не знают, насколько это верно.

 Об опыте по поддержке безработных в Евросоюзе, с т.ч. в странах, где безработица выше, чем в России
К.КЛЕМАН: …Во-первых, это социальные гарантии. То есть, пособие по безработице намного выше, чем в России. То есть, человек какое-то время, по крайней мере – потому что пособие уменьшается со временем – он может жить нормально, даже выплачивать кредиты этими деньгами... Могу сказать по Франции: в начале это 80% от прежней зарплаты – это год. Обычно люди ищут [работу], потому что если на год приостановить свою деятельность, то потом ничего не найдешь, поэтому лучше искать.

Есть общая политика, политический курс Европы, она считается социально-ориентированной, хотя ее много критикуют, бывают массовые демонстрации, протест против политики правительства. Но есть общий курс, есть рамочные соглашения, типа таких, что в России – минимальные условия, которые нельзя нарушать. А в основном это на уровне предприятий действительно сейчас все решается. То есть, способом соглашений между работодателем и профсоюзами. Потому что плюрализм в большинстве стран Европы. …И как получается, что уровень защиты на предприятии выше? Потому что люди более организованы – несмотря на то, что только меньшинство работников на нем организовано в профсоюзы, то есть, напрямую входит в профсоюз, тем не менее, они поддерживают профсоюзы. И когда профсоюз призывает к активным действиям – в случае угрозы закрытия или сокращения рабочей недели, или сокращения зарплаты, то люди идут, откликаются на призыв и участвуют в акциях.

И бывают крайне радикальные акции, например, во Франции недавно было несколько случаев захвата кабинетов директоров заводов, захват предприятий. Были случаи угроз в случае с химическим заводом - просто бросать химические вещества в реку, которая была рядом. То есть, люди радикально настроены и они обращаются как к работодателю, таки к правительству и к общественному мнению, то есть, выходят на улицы, поднимают шум. Поэтому, как правило, после нескольких дней захваченного предприятия правительство все же реагирует, вмешивается. Саркози несколько раз обещал, что тот или иной завод не будет закрыт, что государство будет гарантировать перепрофилирование и сохранение завода. Но самое главное, что идет борьба за так называемые социальные планы. То есть, если есть угроза массовых сокращений, то, с одной стороны на нем работники через профсоюзы, своих представителей, и с другой стороны, работодатели и третья сторона представитель правительства – они договариваются об условиях сокращений. То есть, об уровне, например, выходного пособия. Нередко таким способом коллективной борьбы работники добиваются намного большего уровня выходных пособий.

… Безработица была всегда. И до кризиса уровень был 6 или 7%, безработица это естественное явление капиталистической экономики. Можно только бороться за то, чтобы эта безработица была на гуманных условиях и чтобы люди не были выкинуты на улицы, а имели возможность переобучаться, найти другую работу, продержаться - вот за это люди борются и в целом неплохо.

О ситуации с российскими независимыми профсоюзами и их соотношении по эффективности с ФНПР.

К.КЛЕМАН: …Первые свободные профсоюзы появились во время перестройки.
Новая волна – начиная с 2006 г. И пик - 2007. Но хочу сказать, что это была наступательная волна за повышение зарплаты, за улучшение условий труда, и на этой волне, действительно, создавались новые боевые профсоюзы, которые кроме всего прочего, еще смогли в некоторых случаях объединить большинство работников и вытеснить традиционные профсоюзы, и совершенно и полностью изменить традиционное представление о профсоюзе, которое существует в России – когда профсоюз ничего не делает, только выдает подарки на Новый год.
Но, к сожалению, хотя это естественно, - кризис немножко приостановил этот процесс, потому что сейчас главные проблемы другие - надо получить свою зарплату, получить ее вовремя. Это временно. Я говорю именно о начале кризиса. Возможно, со временем этот процесс возобновится. Но пока что новым профсоюзам, сводным профсоюзам, во-первых, нужны перспективы более позитивные, не просто оборониться и бороться с последствиями кризиса. Это улучшение условий труда, повышение зарплаты. То есть, в позитив. А сейчас мы находимся в негативе.

Но самое главное, что надо сказать, что в связи с кризисом и работодатели наступают более жестко на тех работников, которые осмеливаются защищать более активно свои права. Некоторые сидят в тюрьме по сфабрикованным делам - например, лидер профсоюза «АлРоса», некоторые подвергаются бандитским нападениям - я не скажу, конечно, что работодатель посылает – но есть проблемы. Есть проблемы увольнения – в первую очередь увольняют активных, конечно. И поэтому это очень тормозит процесс. И, кроме того, когда люди сталкиваются с кризисом, начинают с ним сталкиваться, образование профсоюза или вхождение в профсоюз это не первая мысль, к сожалению, которая приходит российским гражданам в голову. Они думают сначала - подождем, потерпим. Потом доверяют своему традиционному профсоюзу, - не надо забывать, что ФНПР в целом это действительно такая инертная часть системы государственной структуры, но этот профсоюз действительно присутствует на большинстве предприятий, и во время кризиса на уровне предприятия, на низовом уровне, профсоюзные комитеты нередко все же что-то делают, пытаются делать. ФНПР в условиях кризиса улучшает, скажем так, свою работу и уровень защиты своих членов. Хотела бы обратить внимание – на низовом уровне, на уровне предприятий.
…Потому, что у них все же намного лучше контакты с администрацией предприятий. Поэтому когда речь идет о том, чтобы договариваться о каких-то условиях, то им лучше это удается, чем свободному профсоюзу, который вызывает только недовольство у работодателя. И еще хочу привести, на мой взгляд, полезный пример – того, как и профсоюзы ФНПР и свободные профсоюзы сейчас борются с невыплатой зарплат. Это очень распространенная практика. В Трудовом кодексе есть такая норма, ст.142, когда работники могут приостанавливать работу, при этом уведомив об этом заранее работодателя, если они не получают зарплату более 15 дней. Это очень важно, потому что сейчас как раз профсоюзы это используют как способ проведения законной забастовки. То есть, эту норму надо использовать не индивидуально – это почти бесполезно и неэффективно. А профсоюзы и ФНПР это делают не хуже остальных. Как раз координируют действия.
 Я посчитала – у нас в Институте «Коллективное действие» мы насчитали минимум 20 случаев с января, но мы не считаем все, мы не статистическая служба, поэтому, думаю, реально больше…

Поэтому сейчас шанс работников в том, что им не выплачивают зарплату, поэтому они имеют право не выходить на работу. И при этом часто все же, если они это делают коллективно, это эффективно, потому что потом, через некоторое время, работодатель находит, как ни странно, деньги на погашение задолженности.

 О распространенной проблеме, когда работодатель идет на увольнения, но убеждает работников уходить по соглашению, а не по сокращению штатов.
Что может сделать работник, чтобы уйти по сокращению?

К.КЛЕМАН: Не подписать соглашение уйти по собственному желанию. Это очень просто. Работодатель не может его заставить это делать ни в коем случае. …Можно попробовать, по крайней мере, часто рассказывают из регионов, что идут угрозы – если ты не уйдешь сам, мы тебя «уйдем», но что обычно советуют профсоюзы? Не надо ходить к начальству одному, всегда надо идти в коллективе, не надо бояться, не надо ничего подписывать, прежде чем не посоветовались. То есть, коллективно действовать - нет другой защиты в случае кризиса и массовых сокращений.
По нашим данным, как минимум на 20 предприятиях были коллективные подачи заявлений о приостановке работы, есть случаи, тоже около 20-30 уличных акций – за спасение завода и за выплату зарплату – тоже во многих регионах. То есть, часть работников, кстати, не только на заводах, но это касается еще и работников торговли, общепита, супермаркетов - что совсем ново. Они привыкли обычно индивидуально все делать. Поэтому я вижу тут прогресс – это уже не аморфная атомизированная масса, которую я наблюдала как социолог в середине 90-х.

ЭМ:Люди оказались после СССР предоставлены сами себе. То, что для большинства по-прежнему естественно - защищать свои права индивидуально, каждый сам за себя – это результат советских лет? В чем главная причина такой аморфности?

К.КЛЕМАН: Думаю, две причины - это естественное наследие СССР, когда людей отучили бороться коллективно, то есть, профсоюз в СССР это была структура, отчужденная от работников, что-то, к чему они обращались, время от времени за помощью. Но что такое профсоюз – это объединение работников, а их там не было. Поэтому это наследие советской эпохи, плюс еще рыночные реформы. Особенно рынок по-российски, то есть, дикий образ рынка, когда законы плохо работают, плохо соблюдаются, когда конкуренция плохо регулируется, это борьба за выживание, которая шла все 90-е гг., когда я сама видела, что рабочие боролись между собой, чтобы получить лучшие рабочие места, чтобы их не увольняли и им лучше платили.
 Думаю, что другое поколение сейчас уже. Были годы все же экономической стабилизации, когда люди получили все же ощущение стабильности и смогли изменить свои привычки, свои привычные представления. Это как раз те годы, когда шла новая волна создания свободных профсоюзов, новые притязания, новое осознание самого себя как достойных людей. То есть, условие для солидарности – это самодостоинство. Надо сначала быть уверенным в себе, в своей ценности, чтобы я могла доверять другому в достижении общего дела.

Материал приводится в сокращении.

Источник: совместный проект «Эха Москвы» и газеты «Ведомости», 30.04.2009 http://www.echo.msk.ru/programs/dozor/588871-echo.phtml


Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100