совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

О.Шеин: «Либо расширение сферы переговоров, либо стихийные акции протеста»

В настоящее время переговорный процесс между работниками и работодателями предельно формализован и ограничен.

Достаточно отметить, что закон предусматривает коллективные переговоры только либо при заключении колдоговора, либо в процессе организации забастовки. В обоих случаях право на ведение переговоров имеют лишь либо коллектив в целом, либо профсоюз, объединяющий более 50% работников, а то и 2/3 работников. При этом защита профсоюзных активистов от необоснованных увольнений практически отсутствует, так как Конституционный суд фактически отменил гарантии от неправомерного давления при осуществлении профсоюзной деятельности.

В результате работникам безопаснее выйти на стихийную акцию протеста, перекрыть дорогу, провести голодовку, и, как показали события в Междуреченске, закидать камнями ОМОН, чем вступить в официальные переговоры с работодателем.

Правительство России, возможно, понимает, что разрушение переговорного процесса влечет за собой рост стихийных выступлений. Возможно, оно осознает, что заниженная оплата труда приводит к отсутствию в стране платежеспособного спроса. Этим объясняются попытки распространить отраслевые соглашения на все предприятия и учреждения, а также неофициальные установки работодателям установить зарплату по региону на определенном уровне. Больше того, в мае 2009 года прокуратура получила право подавать иски в суды в интересах граждан при нарушении их трудовых прав.

Бесспорно, патерналистские меры лучше, чем их отсутствие вообще. Однако, представляется бесспорным, что государство не должно пытаться регулировать все. Государство должно создать правила, по которым люди смогут самостоятельно защитить свои права. Роль государственного аппарата должна снижаться. И дело не только в коррупции и невозможности ручного управления огромной страной. Устанавливая для бюджетников зарплату в размере 4300 рублей, власть не может ответить на вопрос, почему частный бизнес должен платить больше. И еще: механизм переговоров должен быть максимально гибким и удобным для людей.

Теперь перейдем от критики к вопросу об изменениях.

Расширить сферу переговоров – еще раз подчеркнем: сегодня Трудовой Кодекс предусматривает одни переговоры: по колдоговору. Переговоры по забастовке настолько умышленно тяжело прописаны, что в прошлом году в стране в них официально вступил только один коллектив, хотя случаев приостановки работы по неофициальной оценке Минздрава было более 400. Представим, что речь идет о строительной компании, у которой бригады раскиданы по полдюжине регионов. Или о транспортниках, сетевых магазинах, наконец, просто любом концерне. Понятно, что пока работники будут создавать профсоюз, охватывающий более 50% персонала, или созывать междугороднюю конференцию, всех «зачинщиков» просто уволят. Сказанное касается любого мало-мальски крупного предприятия. Например, водителей автобусов не устраивает новый график сменности. Это чисто их проблема, но для переговоров с директором им нужно заручиться поддержкой сторожей, бухгалтеров, ремонтников и т.д., которым этот график сменности абсолютно безразличен. С моей точки зрения, необходимо ввести новую статью в Трудовом Кодексе: «Локальные переговоры». В ней надо обязать работодателей вступать в переговоры с группами работников, объединяющими более половины лиц соответствующей профессии или подразделения (цеха, например). Достигнутые в этом случаи соглашения должны быть обязательны для обеих сторон.

Дать право всем профсоюзам на переговоры – из всего выше сказанного естественно вытекает, что все профсоюзы должны получить право на переговоры и на заключение колдоговора. Сегодня по закону право на коллективные переговоры имеют лишь профсоюзы, охватывающие более 50% работников, и стороны обязаны подписать колдоговор. Эту норму, пожертвовав взамен всеми правами профсоюзов, провел десять лет назад Шмаков (ФНПР). Она была нужна ему для получения монополии на профсоюзном пространстве. В итоге, монополию он так и не приобрел, а право людей быть услышанными разрушил. Что до колдоговоров, то они приобрели формальный характер. В нашем понимании, что если есть сильный профсоюз, сильный коллектив, то он добьется заключения реального, весомого коллективного договора. Если же сильного профсоюза нет, а коллектив пассивен, колдоговор будет принят для галочки и окажется бессодержательным. Поэтому считаю нужным отменить обязательность заключения колдоговора после начала переговоров. Эта норма приводит к формальности процесса.

Нужно расширить понятие «профсоюз». Сегодня, по закону, профсоюз – это объединение работников, которые, как правило, трудятся в одной организации. Слова «как правило» не должны нас обманывать: в действительности, органы юстиции на них внимания не обращают. Между тем, есть реализаторы, надомные работники, сезонные сельхозрабочие и т.д. Их объединяют одни условия труда. Но профсоюз им создать сложно, так как либо фактически нет коллектива, либо человек слишком часто меняет конкретного работодателя. Нужно изменить формулировки в законе и дать этим людям реальное право создавать профсоюз, и заключать местные соглашения между этим профсоюзом и соответствующими ассоциациями работодателей.

Гарантии профсоюзной деятельности – никто не станет открыто защищать общие права, если будет понимать, что на следующий день окажется на улице. Классическая история: человек организовывает профсоюз, его увольняют на следующий же день, а когда, спустя полгода, он восстанавливается по суду, история повторяется заново.

Поэтому во всем мире существует особый порядок увольнения (наложения взысканий) на профсоюзных активистов. В России такие гарантии существовали до недавнего времени. Однако, Конституционный Суд (Зорькин) признал их нарушающими права человека, а именно, права предпринимателя уволить активиста. В этих условиях нам удалось добиться экстренной ратификации Россией 135-й Конвенции МОТ о гарантиях профсоюзной деятельности. Но Конвенция носит довольно общий характер. Поэтому, мы предлагаем принять закон, вводящий мораторий на взыскания в отношении активистов до разбирательства дела в суде. В этом случае, кстати, работодатель будет вынужден оставить тактику затягивания процесса. Понятно, что обычный работник такой тактикой просто не может воспользоваться, так как не обладает соответствующими связями и отношениями в судах.

В общем, нужно сделать переговорный процесс гибким, максимально независимым от государства, гарантирующим активистам, решившим проявить гражданскую инициативу, безопасность от неправомерного давления. И тогда есть шансы, что люди в нашей стране смогут, наконец, получать достойную зарплату.

Сведения об авторе:  Олег Шеин - Депутат Госдумы РФ, зам. председателя Комитета ГД по труду и социальной политике, сопредседатель профсоюза «Защита труда»

Источник:  ИА «ИКД», 15.06.2010  http://www.ikd.ru


Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100