совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

О проблемах жилищной и региональной политики

Автор: Подборка статей В. Глазычева

§1
Введение в книгу «Доступное жилье»

Среди выдвинутых Президентом Путиным приоритетных национальных проектов «Доступное жилье» занимает особое место, будучи напрямую адресовано здоровым и больным, жителям городов и сел, имеющим детей - школьников или студентов, или давно их вырастившим, или не имеющим детей вовсе. Актуальной жилищная проблема была в России все годы советской эпохи - неудивительно, что после почти десятилетней паузы, вызванной повсеместно, кроме Москвы, резким сокращением строительства, острота этой проблемы выросла еще. Более того, как можно было убедиться из недавнего выступления вице-премьера Дмитрия Медведева, федеральная власть отдает себе отчет в том, что достижение поставленной цели уже в первые месяцы натолкнулось на великое множество проблем. Фактически понятие «проект» было вброшено в СМИ, если так можно выразиться, на вырост - пока еще речь идет о постановке ближайшей цели, сформулированной как удвоение выхода строительного комплекса страны за счет существенного увеличения средств, выделяемых на поддержку ипотечного кредитования строительства. Перевести цель и финансовые ресурсы в пакет реальных проектов предстоит в столь сжатые сроки, что верная формулировка технического задания, закладываемого в основу всякого проекта, приобрела ключевое значение.

В самом общем виде проблемная ситуация выглядит следующим образом. Число семей, которые ни при каких условиях не смогут воспользоваться даже льготной ипотекой и нуждаются в предоставлении им социального жилья, составляет порядка 4,5 миллиона. Это если ориентироваться на списки очередников, тогда как, по экспертным оценкам, следует рассчитывать на как минимум вдвое большую величину. К этому следует добавить 1 млн. 200 тыс. семей, предоставление которым бесплатного жилья должно быть осуществлено по обязательствам государства: это семьи военнослужащих, ветеранов войн, чернобыльских инвалидов, воспитанники детских домов и т. д. В совокупности речь идет о 35-40 млн. человек, то есть почти о четверти населения страны.

Кроме того, за счет ускорившегося процесса обветшания старой застройки требуют капитального ремонта около 300 млн. м2 жилья, и эта огромная величина ежегодно возрастает примерно на 10%.

В конце 70-х годов строилось порядка 76 млн. м2 ежегодно, тогда как результаты 2005 года оцениваются в 43,5 миллиона. Уже из сопоставления всех этих величин понятно, что задача удвоения объема строительства за несколько лет сможет стать лишь первым шагом к решению жилищной проблемы, в результате которого по обеспеченности пристойным жильем Россия от сегодняшних 19 м2 на человека сумеет приблизиться к Украине (26 м2) или Чехии (28 м2). Сопоставление с развитыми странами Запада пока еще лишено смысла. Аля того чтобы выйти на реальное решение российской жилищной проблемы, ежегодный объем строительства жилья необходимо довести примерно до 140 млн. м2. В то же время строители в один голос заявляют, что и установленная национальным проектом планка не обеспечена необходимым объемом отечественного производства цемента и других материалов. Их логика была бы безупречна, если бы не одно обстоятельство: дело обстоит именно так, если продолжать тот тип строительства, который остается ведущим - многоэтажные, многоквартирные дома с весьма высоким расходованием цемента и металла.

Огромным препятствием для развертывания массового строительства наряду с нехваткой средств населения является отсутствие современных генеральных планов в большинстве населенных пунктов страны и острая нехватка профессиональных кадров для разработки таких планировочных документов в короткое время. Понятно, что без активной логистики массовой застройки вброс значительных средств на рынок ипотеки может привести не столько к росту объемов строительства, сколько к дальнейшему росту иен на жилье.

Задачи, поставленные национальным проектом, могут быть решены, но для этого необходимо расстаться с немалым числом застарелых предрассудков и перейти к серии действий, способных перевести проблему из стадии обсуждения того, как контролировать выделенные средства, на этап принятия решений относительно того, на что следует их расходовать и как целесообразно это делать. Этому и посвящена наша брошюра.

Сразу же отметим, что весьма существенным препятствием к достижению поставленной цели являются грубые недочеты, содержащиеся в Земельном, Жилищном и Градостроительном кодексах, принятых Государственной думой без необходимой экспертной проработки. Достаточно сказать, что требование, согласно которому выделение участков под застройку должно осуществляться исключительно через аукционы, практически означает, что для строительства социального жилья не будет площадок, поскольку их перехватят застройщики дорогого жилья, которым будет необходимо окупать завышенные затраты на приобретение земли. В то же время вполне разумное уклонение от исполнения этой нормы муниципалитетами на законном основании трактуется антимонопольной службой как незаконные действия, вслед за чем неизбежна остановка строительства. Корректировка кодексов в опоре на широкое экспертное их обсуждение оказывается условием номер один для того, чтобы всерьез приступить к реализации национального проекта.

Не менее существенным является грамотное построение типологии жилища под поставленную цель. Это вопрос далеко не технический. В самом деле, можно без конца повторять, что необходимо преодолеть монополизацию в строительном бизнесе, но сделать это можно только в том случае, если реально впустить на рынок жилья средний бизнес. В свою очередь, сделать это можно только при массовом переходе к строительству односемейных жилых домов (отдельных, сблокированных или собранных в таунхаус), так как при высокой стоимости банковского кредита фирма среднего масштаба в принципе не в состоянии даже приступить к постройке типичного многоэтажного дома на сто - двести квартир. Тем не менее, разработчики национального проекта не обозначили такого рода приоритет, вследствие чего строительный комплекс ориентирован на воспроизводство привычной для себя схемы многоэтажного дорогого строительства. Сторонники этой традиционной для нас схемы убеждают оппонентов, что при массовой малоэтажной застройке увеличиваются площади и растягиваются коммуникации, что удорожает строительство. Это звучит убедительно, но в такой аргументации много лукавства: при переходе к современным автономным системам отопления и горячего водоснабжения, к групповым малоформатным системам канализации серьезного увеличения расходов на инженерные сети не происходит, тем более что убираются вертикальные разводки сетей по этажам, нет нужды в дорогостоящих лифтах и т. п. Главное - необходимость видеть неразрывную связь между строительством и жилищно-коммунальным хозяйством, необходимость учитывать не только подготовительные и строительные расходы, но и совокупные расходы на эксплуатацию жилья, которые - при нерациональном решении - могут означать гигантское удорожание в масштабе страны. Принципиально важно уйти от оценки проекта в квадратных метрах (такой практики в мире нет), перейдя к обычному расчету в жилых единицах - квартирах или отдельных домах. В самом деле, 500 м2 могут в действительности означать две обширные квартиры или десять небольших. При расчете выхода в квадратных метрах строительным фирмам выгоднее строить большие квартиры, чем компактные, поскольку во втором случае резко увеличивается число кухонь и ванных комнат. В Москве это привело к тому, что на предоставление социального жилья по характерным для него скромным нормативам площади практически нет зданий. Впрочем, вопрос о социальном жилище далеко от простоты, ведь содержательная постановка задачи означает ответ на вопрос: хотим мы просто предоставить людям кров или хотим того, чтобы дети, вырастающие в социальном жилище, вырастая, могли уйти из него, переходя в другую социальную категорию? Очевидно, что решить так поставленную задачу в рамках одного жилого дома чрезвычайно затруднительно и лишь в рамках целого квартала можно дополнить скромное индивидуальное жилище столь необходимыми публичными пространствами для спорта и досуга.

Более того, казалось бы, разумно обратить внимание на то, что, за исключением крупнейших городов, подавляющая часть строительной активности в России в последние годы - это как раз индивидуальные дома, возводимые по проектам и без проектов, своими силами или наемным трудом весьма разного качества. Обратив на это внимание, разумно предпринять максимум усилий для того, чтобы стимул кровать разработку эффективных проектов с использованием местных материалов, создание среднего масштаба предприятий по производству строительных конструкции и деталей, разработку упрощенных регламентов выделения площадок под индивидуальное строительство. Тем не менее, интерпретаторы национального проекта склоняются к тому, чтобы трактовать задачу в категориях строительства, характерного для крупнейших городов.

Авторы либеральных реформ 90-х годов и их консультанты приняли более чем оригинальную трактовку решения жилищной проблемы в России, утверждая необходимость и рациональность тотальной приватизации квартир. Однако следовало бы с вниманием отнестись к тому факту, что нигде в мире доля собственного жилья горожан не превышает половины его объема, тогда как половина, а то и две трети жилого фонда - это доходные дома, в которых семьи снимают квартиры сообразно своему уровню дохода. К сожалению, разработчики Жилищного кодекса, а вслед за ними и чиновники Росстроя, на которых возложена задача технической разработки национального проекта, тяготеют к тому, чтобы считать приобретение квартир гражданами единственной целью, и ориентируют расходование государственных средств исключительно на облегчение процедуры покупки жилья. При этом очевидно, что доступность жилья в такой стратегии для весьма значительной части населения, и прежде всего для молодежи, становится более чем проблематичной.

Расширение свободы выбора выступает в решении жилищной проблемы страны как несомненно ключевая задача, для решения которой насущно необходим диалог власти и экспертного сообщества, муниципалитетов и жителей. Совершенно очевидно, что при огромном разнообразии природных условий и жизненных укладов в России единые принципы реализации национального проекта должны найти множество форм реального проектного выражения. При необходимой централизации контроля над расходованием средств на осуществление национального проекта существует не менее значимая потребность в общественном экспертном контроле над самой постановкой конкретных задач и над логикой их решения. Жилищную проблему и способы ее решения необходимо перевести в категории жилищной политики, которая должна быть понятна каждому, должна быть понята и принята каждым. Развертывание национального проекта «Доступное жилье» в принципе несет в себе шанс активного конструктивного сотрудничества государственной власти федерального и регионального уровней, муниципального управления и граждан, но для того чтобы этот шанс реализовать, путь к выработке полноценной жилищной политики должен быть проложен через открытую деловую дискуссию. Ведомства - одна из сторон такой дискуссии, другую сторону формирует аргументация независимых экспертов.

Источник: Доступное жилье. М., Издательство Европа, 2006.

 

§2
Самоуправление — право, которое нужно доказать

О судьбах России не пишет разве что ленивый. Все все знают. Но начинаешь вчитываться - и приходишь к выводу, что большинство умопостроений является плодом досужих вымыслов людей, не покидающих переделов МКАД. "Запустить руку" в живую повседневную жизнь, ощутить ее пульс где-нибудь в Урюпинске - на это способны немногие. Еще лучше, когда непосредственное наблюдение производит человек с научной жилкой и системным мышлением, опирающимся на громадную эрудицию. Таков наш сегодняшний собеседник - Вячеслав Леонидович Глазычев, профессор Московского архитектурного института, эксперт Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа. Под его руководством состоялось несколько экспедиций по городам и весям Поволжья. Мнение В. Глазычева тем более интересно, что Госдума, наконец-то, приняла окончательно новую редакцию закона о местном самоуправлении. Беседу с ним провел Максим Артемьев.

- Каковы основные итоги экспедиций?

Глазычев В.Л.: Они заключаются в подтверждении древней русской пословицы - "Что город, то норов". То, что вселяет надежду - это реально состоявшаяся кадровая революция. Я говорю об этом абсолютно серьезно, потому что уже достаточно пожил и немало видел. Тип руководителя на уровне районной или городской администрации, за редчайшими исключениями, совершенно другой, чем ранее. Гораздо лучше образованный, повидавший мир, активный, все чаще готовый к проектному мышлению.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития местного самоуправления в России, есть ли для него предпосылки, соответствует ли оно российскому менталитету?

Глазычев В.Л.: Нет оснований говорить о менталитете россиян, предполагая какую-то этнокультурную особенность. Но есть последствия десятилетий советской жизни, в которой никому в голову не приходило интересоваться мнением людей "внизу". И люди внизу к этому привыкли. Очень большая пассивность - факт. Второе - социальная неграмотность на всех горизонтах. Люди не различают между областями, в которых непременная вещь - профессионализм, и теми, в которых непременная вещь добротный здравый смысл. Только разведя эти области деятельности можно говорить о рациональном построении местного самоуправления.

Вопрос водопровода - не вопрос голосования. Сечение труб, мощности насосов - это просто нужно знать. И на незнании всего этого провалились градоначальники первой демократической волны, которые совершали колоссальные ошибки, их очень легко было обманывать. За ними пришла когорта крепких хозяйственников. Второе неразличение: мэр - это политик или управляющий? (Сити-менеджер, говоря по-американски). Пока при чудовищном состоянии инфраструктуры в городах и большой пассивности людей востребованность в сити-менеджере гораздо выше. Там где это хорошо получается, как в Чебоксарах, где мэр настоящий управленец, - это хорошо. Там, где начинается выяснение отношений между мэром и региональной властью, там, где политика выходит на первый план, вот там все плохо. И города приходят в упадок, как, например, Йошкар-Ола.

Но самоуправление - это еще и право, которое нужно доказать. Из 25-30 районных центров, которые, как правило, есть в одном субъекте федерации, претендовать на это могут пять. Те, у кого есть программа развития, умение считать, доказанная система обратной связи с жителями. Наши исследования показали - никакого прямого соответствия между уровнем и качеством жизни и тем, назначен или выбран градоначальник, не просматривается. Это говорит о том, что подлинное самоуправление пока существует в виде редких исключений. Мы сталкивались с такими ситуациями. Например, небольшой город Самарской губернии Похвистнево, где замечательно отработана схема участия жителей, и реальные советы территориального общественного самоуправления, и прозрачность бюджета. Но это добрая воля градоначальника. А в каком-нибудь большом Балаково Саратовской губернии попытки его учредить были задавлены. Поэтому ситуация варьирует по стране чрезвычайно. Я очень боюсь любых твердых, однозначных схем, из-за чего у меня и еще нескольких экспертов был долгий спор с Дмитрием Николаевичем Козаком. И пока обе стороны расстались, до конца друг друга не поняв.

- Можно ли говорить о ведущей роли первого лица, о продолжении традиций реформаторского государства, преобразующей косную массу?

Глазычев В.Л.: Это не совсем так, потому что масса не такая уже косная. Возникают довольно внятные структуры среднего и малого бизнеса, что особенно заметно в небольших городах. Это своего рода влиятельный клуб, и мало-мальски разумный градоначальник не может не считаться с мнением этого "клуба", к помощи которого он постоянно вынужден взывать. Он уже не петровский сержант, но гигантская роль первого лица в организации команды по-прежнему определяет успех дела на 95%. После проектного семинара, который мы провели в Лаишевском районе Татарстана, казалось бы, такого пирамидально управляемого и монолитного, глава администрации района ввел должность своего заместителя по развитию. Это очень важно, потому что ему надо отчитываться именно о развитии. Такие бюрократические ходы имеют принципиальное значение. Повторяю, люди, способные активно участвовать в управлении есть, и во всем мире их меньшинство. Весь вопрос - в мобилизации ресурсов этого меньшинства, и если оно мобилизуется как младший партнер, это уже огромный шаг вперед. Если когда-то оно отмобилизуется исполнительной властью как равный партнер, это будет следующий колоссальный шаг. Подозреваю, что на это уйдет поколение, не меньше.

- Нашли ли вы предпосылки вызревания гражданского общества?

Глазычев В.Л.: Немножко этого есть. Например, я был приятно поражен, когда в райцентре Рузаевка в Мордовии обнаружил очень активную молодежную организацию, охватывавшую и студентов, и молодых специалистов, и даже старшеклассников. Действительно активную, рационально мыслящую - на нашем семинаре они вступили в конструктивный диалог с федеральными и городскими чиновниками. В одном случае в Оренбуржье чрезвычайно активными оказались молодые люди из РСМ, экс-комсомола. Они разработали очень добротный проект скорой социальной помощи, учитывая отдаленные расстояния между селами. Где-то активно работают женские комитеты. В поселке Восточный Омутнинского района Кировской области женский "клуб" всерьез разработал проект и начал его реализацию - обеспечение занятости "молодых" бабушек, "молодых" пенсионерок, из нуждающихся семей, где взаимопомощь советом, правильным рецептом выходит на первый план.

- Принято хвалить Татарстан и Башкортостан за то, они провели реформы по-своему, и темпы развития у них, соответственно, выше. Какой вам видится ситуация?

Глазычев В.Л.: Все, пожалуй, обстоит сложнее. Если б я не поработал в Татарстане, у меня было бы более простое отношение. Ситуация в Татарстане очень характерная - он заметно теряет темп. Была выгодная конъюнктура, выгодные особенные бюджетные отношения с федерацией в ельцинскую эпоху, и пока это еще обеспечивает более высокие темпы развития относительно соседей. Но эти ножницы быстро закрываются, и даже отнюдь не самые продвинутые регионы, вроде Оренбургского, быстро нагоняют. Через несколько лет ситуация сравняется. Сама эффективность монолитного государственного управления оборачивается своей противоположностью. Я работал в районе Татарстана, где при всей декларативной поддержке сельского хозяйства создана ситуация, при которой монопольный скупщик молочной продукции душит все типы хозяйств, независимо от формы собственности. Там накоплена очень большая энергия для следующего рывка, если не произойдет неприятных глупостей после ухода лидера. Опасность такая есть, потому что реальная альтернатива, очевидная для всех, пока не просматривается. И могут быть тяжелые провалы в экономике.

В Мордовии, где не в меньшей степени все "схвачено" кланом, стоящим у власти, гораздо большая свобода самовыражения в бизнесе, поскольку власть интересуют только "ведущие" сферы экономики. А вот, скажем, Чувашия, не имеющая ни нефти ни газа, где очень просвещенное руководство, за последние годы дала очень впечатляющие темпы роста. Вложение в интеллектуальный капитал, развитие интернет-сети, не только сети пользователей, но управленческой, прозрачность информации. Но при этом республика небольшая и умное начальство думает обо всем. В результате мера активности внизу снижается. Не потому, что ее хотят давить, а потому, что она смиренно затихает перед авторитетом.

В Татарстане наблюдается огорчительная тенденция, когда слишком большие деньги тратятся слишком быстро без широкого обсуждения. В результате часто нерационально. В Альметьевске открыли роскошную гимназию с мраморным полом. Но в школе это нецелесообразно - или шишек набьют, или должны по струнке ходить. Это прослеживается во всех вещах, вплоть до реконструкции самой Казани к ее юбилею.

Источник: "Независимое обозрение", №034, 24.09.2003

 

§3
Об обязательном жилищном страховании

Тезисы выступления

Отдаю себе отчет в том, что по вопросу обязательного страхования – особенно в свете приснопамятных неприятностей, связанных с законом о монетизации льгот – трудно ожидать всеобщего согласия. Ясно, что здесь столкнутся две позиции: поступательная и радикальная. Поступательная исходит из презумпции рационального поведения людей и выражает надежду, что раньше или позже большинство соотечественников придет к пониманию необходимости добровольного страхования. Радикальная исходит из того, что поведение соотечественников не слишком склонно к самопроизвольной рациональности, что пока солнце взойдет, роса очи выест. Не передав самим владельцам жилищ ответственность за его сохранность, мы ее не получим. По-прежнему люди будут сначала селиться там, где селиться не следует, в домах, которые там строить не следует, а затем они же будут требовать от властей незамедлительной компенсации.

* * *

Учитывая, что наиболее состоятельная часть общества располагает и наибольшим объемом качественного жилья, нижнесредний слой должен получить 50% субсидию на обязательное страхование (складывается из муниципальной, региональной и федеральной составляющих) за вычетом жилья, подлежащего капитальному ремонту, а бедный слой должен получить 100% дотацию – за вычетом ветхого и аварийного «жилья», не подлежащих страхованию, в совокупности обеспечивается социальная справедливость при базовой единой ставке (с поправками на техническое состояние – чем хуже, тем выше страховой взнос).

Зависимость страховой ставки от качества жилища должна стимулировать ТСЖ, управление муниципальных домов под найм и социальных домов, не говоря о владельцах доходных домов к поддержанию их состояния.

Забота о мониторинге и оценке технического состояния перекладывается на страховое общество, доход которой завязан на сохранности жилого фонда.

Аварийное и ветхое жилье подлежит однозначно исключению из жилого фонда: тот факт, что в нем обитают люди, не делает его совокупностью жилых помещений.

Жилой фонд, подлежащий капитальному ремонту, исключается из системы страхования до осуществления капитального ремонта, что должно побуждать страховое общество к осуществлению капитальных ремонтов для повышения своей базы. 

Вполне вероятно, что страховое общество может занять позицию сильного игрока на рынке строительства жилья для нижнесреднего и среднего слоев, тем самым расширяя свою базу и получая дополнительные средства.

 При всей нелюбви к централизованным учреждениям склонен считать, что на этапе трансформации целесообразно иметь единое страховое общество «Россия» с его региональными, городскими и районными отделениями как Фонд со смешанным государственно-общественным Правлением.

 Следует отметить, что это десятки тысяч новых рабочих мест для лиц со средним специальным и высшим образованием.

Принцип обязательного страхования должен быть выдержан неукоснительно, что не препятствует тем, кто на это способен и того желает, заключать дополнительные договоры страхования с частными компаниями, сверх страховой суммы.

 За основу расчетов нами принята схема добровольного страхования Московского правительства с учетверением базовой ставки и базовой премии, принимая во внимание как игнорирование дополнительных задач, так и неизбежное удорожание строительных материалов и строительных работ. (7,2 руб. при 13500 страховой премии за кв. метр).

Итак, при единой ставке 30 рублей в год за 1 кв. м:

Группа

Доля группы,
%

Общая площадь,
млн.кв.м

Площадь жилища,
кв.м

Сумма выплат в год,
руб.

Вклад группы,
млрд.руб.

Примечание

высшая

10%

400

250

7500

12

выше средней

20%

500

75

2250

15

средняя

30%

560

60

1800

16,8

ниже средней

30%

400 (110)

50

1500/2 (дотация 750 руб.)

6

за вычетом 290 млн.кв.м, подлежащих кап. ремонту

бедная

10%

140 (40)

20

(600) дотация

За вычетом 100 млн.кв.м аварийного и ветхого жилья

100%

2 млрд.

49,8

 Несомненно, расчеты более чем приблизительны, но все же очевидно, что за вычетом 10% на содержание страховой системы и примерно такой же величины на выплату страховых премий мы можем рассчитывать на примерно 40 млрд. руб. в год – при условно снижающейся инфляции.

 Для сравнения эта величина означает принципиальную возможность заместить весь аварийный и ветхий фонд страны (с учетом его прироста) за 4 года по схеме социального жилья, или осуществить капитальный ремонт всего нуждающегося в нем жилого фонда (с учетом его прироста) за 18 – 20 лет только из средств обязательного страхования.

 В действительности, в опоре на опыт страхового общества «Россия» до революции, страховой фонд может выступить существенным заказчиком на проектирование и строительство эффективного недорогого жилья, оказав тем самым и качественное и количественное влияние на состояние строительного рынка. Это же общество может выступать организатором ипотеки и кредитором жилищных сберегательных касс.

Приложение

Для того чтобы опровергнуть версию о том, что обязательное страхование есть простое копирование западного опыта, позволю себе привести пример из отечественной практики – заметим, что речь идет об условиях России конца XIX в., при условии безграмотности трех из четырех крестьян.

Положение о губернских и уездных земских учреждениях (1890г.) Волостной старшина… составляет список строениям, подлежащим обязательному страхованию по форме, определенной губернской земской управой. В прочих местностях списки строениям, подлежащим обязательному губернскому страхованию, составляются в сроки, указанные губернским распорядительным комитетом.

Волостной старшина должен знать, что заведывание страховым делом по губернии принадлежит Губернской Земской Управе и при исполнении обязанностей по страхованию сельских строений руководствоваться нижеследующими правилами:

1.Обязательному страхованию подлежат все сельские постройки, состоящие в черте волости, принадлежащие отдельным членам сельских обществ, не исключая отставных и бессрочно-отпускных нижних чинов, а равно и общественные здания;

3…высший и низший размер страховой суммы для строений, принадлежащих крестьянам и подлежащих обязательному страхованию, назначается одинаковый или на всю губернию, ил по уездам, с разделением строений на разряды по материалам, из которых они построены, и по их хозяйственному назначению;

12…с поступлением застрахованного строения к другому владельцу, на сего последнего переходят все права и обязательства по страхованию;

13…О перестройке или ломке… владелец обязан непременно или уведомить прямо страховое управление, или заявить для такового уведомления волостному начальству;

17…Страховые платежи вносятся: по обязательному страхованию вперед в сроки, которые установлены для взноса земских повинностей и по добровольному страхованию – вперед за каждый год.

18… Страховые платежи за общественные строения… относятся на те суммы, из коих содержатся сии строения;

 22… вознаграждаются и владельцы застрахованных строений, сломанных при тушении пожара;

- еще и наказания должностных лиц за передержку страховых взносов – 1% суммы, если без злого умысла…

 

Источник: персональный сайт В. Глазычева www.glazychev.ru

___________________________________________________________________________________________________

Сведения об авторе: Глазычев Вячеслав Леонидович - доктор искусствоведения, профессор Московского архитектурного института, действительный член Международной Академии Архитектуры и Зальцбургского семинара планировщиков городов, консультант Комиссии по пространственному развитию Приволжского федерального округа, советник по вопросам культуры С.В.Кириенко, президент Общественного фонда "Институт Города", научный руководитель Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа.


Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100