совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

Динамика здоровья населения и роль реформ в его ухудшении

Материал подготовлен специально для информационно-аналитического портала Socpolitika.ru

Автор: И. Назарова

В статье дана краткая характеристика состояния здоровья, заболеваемости и смертности населения Российской Федерации, начиная с конца 1980-х годов по данным официальной статистики и по результатам социологических исследований. Рассмотрены причины изменения состояния здоровья людей. Особое внимание уделено неблагоприятным факторам условий труда и занятости.

§1
Динамика здоровья населения за годы реформ и вхождения в рынок

Реформирование всех сфер жизни российского общества вызвало шоковый эффект, во многом обусловивший рост психоэмоциональных и социальных стрессов, депрессий, неврозов, целого ряда психосоматических расстройств и заболеваний населения. Увеличилось количество смертей от различных видов заболеваний, участились случаи суицида и т.д. С другой стороны, система здравоохранения в существующем виде не могла справиться с нахлынувшими проблемами, более того, начался развал и самой системы (см. статью автора "Динамика ситуации в здравоохранении России: 1990 – 2006 гг.", опубликованную на данном сайте).

Общая смертность на тысячу населения в 1989 году составляла 10,7, до 1994 года этот показатель постепенно возрастал. К началу XXI века Россия имела один из самых высоких в мире темпов естественной убыли населения, вследствие которого число россиян за последнее десятилетие XX века уменьшилось почти на 9 млн. человек. Однако в результате положительного миграционного прироста убыль населения оказалась меньше. Реально население сократилось на 6 млн. человек и на начало 2004 года составило 144,2 млн. человек .

Уровень здоровья населения России последние десятилетия (примерно с середины 1960-х годов) был значительно ниже, чем в развитых странах, а динамика смертности и заболеваемости россиян носили неблагоприятный характер. С 1990-х годов страна вступила в полосу острого демографического кризиса, который характеризовался ростом естественной убыли населения, низкой продолжительностью жизни и значительным разрывом длительности жизни мужчин и женщин, высокими показателями общей смертности, сверхсмертности мужчин, особенно трудоспособного возраста. При этом процесс развивался неравномерно: за 1995 и 1996 годы ожидаемая продолжительность жизни выросла на 2,2 года у мужчин и на полтора года у женщин. В 1995-1998 г.г. некоторые показатели состояния здоровья несколько улучшились, но вскоре стали возвращаться к доперестроечному периоду, а в ряде случаев становились хуже. В 1998 г. темпы сокращения смертности значительно снизились по сравнению с предыдущими тремя годами, а в 1999 году демографическая ситуация в России вновь ухудшилась и смертность населения возросла до 14,7. В целом в 1990-е годы за 10 лет население России сократилось на 1,7 млн. человек. С 1989 по 1999 годы сократилась и численность детского населения с 33,9 млн. человек до 27,8 млн., или с 46,4%  до 38,3% от общей численности населения.

Рост смертности отмечался по всем определяющим классам причин. Обращает на себя внимание рост стрессогенно обусловленной патологии, такой как гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, цереброваскулярные заболевания. Выросли показатели смертности от заболеваний органов дыхания, пищеварения, новообразований.

Главными причинами смертности населения трудоспособного возраста стали неестественные причины – несчастные случаи, отравления, травмы, в том числе суициды. Уровень смертности мужчин был значительно выше уровня смертности женщин не только от неестественных причин, но и от инфекционных и паразитарных болезней, болезней органов дыхания, болезней системы кровообращения, что сформировало разрыв в средней продолжительности жизни между мужчинами и женщинами более чем в 10 лет.

Увеличилось число умерших на 100000 населения по основным классам причин (1361,1 в 1998 году и 1636,5 – в 2003 году) . В том числе на 100000 населения в 2003 году от:

1)      болезней системы кровообращения – 927,5 (в 1998 – 748,8);

2)      несчастных случаев, отравлений и травм – 233,6 (в 1998 – 187,5), из них от:

        · случайных отравлений алкоголем – 927,5 (в 1998 – 748,8);

        · всех видов транспортных травм – 30,3 (в 1998 – 23,0);

        · самоубийств – 36,1 (в 1998 – 35,4);

        · убийств – 29,1 (в 1998 – 23,0).

3)      новообразований – 202,5 (в 1998 – 202,5);

4)      болезней органов дыхания – 70,5 (в 1998 – 57,2);

5)      болезней органов пищеварения – 56,8 (в 1998 – 38,1);

6)      некоторых инфекционных и паразитарных болезней – 25,9 (в 1998 – 19,0);

        ·  из них от туберкулеза (всех форм) – 21,9 (в 1998 – 15,4).

По крайней мере с 1990 года ежегодно растёт число случаев расстройств питания, болезней эндокринной системы, нарушения обмена веществ и иммунитета, крови и кроветворных органов, нервной системы и органов чувств, системы кровообращения, мочеполовой системы, а также врождённых аномалий (пороков развития). Так, численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях по поводу злокачественных заболеваний в 1998 году было 1378,1 на 100000 человек, а в 2003 – 1581,5. Остаются высокими уровни заболеваний с психическими расстройствами и расстройствами поведения (в 1998 – 1383,5 и в 2003 – 1283,9), а также с алкоголизмом и алкогольными психозами - только официально зарегистрированных случаев на 100000 человек в 1998 было 2261,6 и в 2003 – 2213,1 .

К наиболее значимым неинфекционным заболеваниям относятся болезни системы кровообращения. Рост числа больных данным классом болезней происходит более десяти лет. Только в 1999 году от болезней системы кровообращения умерло свыше 1 млн. 182,6 тыс. человек или 813 на 100 тыс. жителей.

С начала 1990-х годов в России ежегодно регистрируют более 400 тыс. злокачественных новообразований, наблюдается ежегодный рост абсолютного числа больных с впервые установленным диагнозом, что обусловлено как действительным ростом заболеваемости, связанным с ухудшением экологической обстановки, качества жизни, постарением населения,так и с заметным улучшением выявляемости заболеваний. В структуре смертности от онкозаболеваний около 30% занимают лица трудоспособного возраста.

Кроме того, за последние годы, несмотря на общий спад объемов производства и принимаемые (в том числе Госсанэпидслужбой России) меры, условия труда на объектах промышленности и сельского хозяйства оставались неудовлетворительными, практически не снижался уровень профессиональной заболеваемости и инвалидизации работающего населения. Наиболее высокий уровень профессиональной заболеваемости зарегистрирован в угольной промышленности (81,0 на 10 тыс. работающих), тяжелом машиностроении (25,3 на 10 тыс. работающих). Наблюдалась тенденция к росту доли женщин среди профбольных. В начале 1990-х она составляла около 20%, а в начале нынешнего столетия – приближалась к 25% .

За последние десять лет уровень общей заболеваемости, по данным обращаемости населения в учреждения здравоохранения, имеет тенденцию к росту практически среди всех возрастных групп населения и по большинству классов заболеваний. Начиная с 1992 г. отмечается рост инфекционных и паразитарных болезней. В 1996-1997 гг. наблюдался некоторый спад и затем рост до 2001 г. При этом основную долю составили социально обусловленные заболевания.

С начала 1990-х годов в стране намечается ухудшение эпидситуации по туберкулезу: заболеваемость выросла в 2,2 раза, уровень ее составил 74,4 на 100 тыс. жителей, что соответствует уровню конца 1960-х годов. Несмотря на то что в последние годы рост заболеваемости туберкулезом менее выражен, состояние здесь продолжает оставаться крайне тревожной. Отмечается рост заболеваемости среди мужчин, особенно в возрасте от 20 до 40 лет, а также среди детей.

Существенной проблемой стало ухудшение эпидемиологической обстановки по болезням, передаваемым половым путем. Катастрофическими темпами рос уровень заболеваемости наркоманиями. За последние годы значительно ухудшилась эпидобстановка по ВИЧ-инфекции. Рост ВИЧ-инфицированности, также как и заболеваемости вирусными гепатитами В и С, в значительной степени был обусловлен распространением наркомании, ростом рискованного сексуального поведения среди молодежи и снижением уровня нравственности, а также недостаточной эффективностью информационного обеспечения и гигиенического воспитания населения.

С 1993 года увеличилось количество осложнений беременности, родов и послеродового периода (среди женщин фертильного возраста – от 15 до 45 лет) . По данным Госкомстата, с 1980 года среди женщин ежегодно растёт число зарегистрированных больных с впервые установленным диагнозом: злокачественные новообразования, активный туберкулёз, бесплодие. Растёт число аномалий родовой деятельности, а так же количество детей, родившихся больными или заболевших (с массой тела 1000 грамм и более) . Основными в структуре младенческой смертности остаются причины, тесно связанные со здоровьем матери. Это заболевания и состояния, возникающие на первой неделе жизни – свыше 40%, а также врожденные аномалии – около 25%. В 1990-е годы наметилась тенденция уменьшения потенциала здоровья всего населения, 40% детей рождаются с теми или иными отклонениями; практически здоровыми приходят в школу 10-14% детей .

Исходя из сложившейся ситуации, в докладе о результатах и основных направлениях деятельности Минздравсоцразвития РФ на 2006 год и на период до 2008 года ставятся задачи улучшения показателей здоровья населения. Например, увеличение ожидаемой продолжительности жизни при рождении до 66,2 лет в 2008 году (в 2000 году – 65,3, в 2005 – 66,0), снижение коэффициента младенческой смертности на 1000 родившихся живыми до 10,3 в 2008 году (в 2000 году – 15,3, в 2005 – 10,8).

Планируется также снижение смертности от несчастных случаев, отравлений и травм на 100 тыс. населения к 2008 году – до 200, перспективное целевое значение – 100 человек. В 2000 году этот показатель составлял 219,9, в 2005 году – 220 на 100 тыс. населения .

Планы Министерства здравоохранения и социального развития касаются снижения неблагоприятных показателей, связанных со здоровьем и образом жизни населения, и выходят далеко за рамки оказания медицинской помощи. Планы деятельности Министерства носят долгосрочный характер и направлены на улучшение благосостояния и образа жизни всех групп населения.

Результаты исследований, проведенных в постсоветский период на территории Российской Федерации, подтверждают негативные тенденции, связанные с основными демографическими показателями.

Эксперты отмечают негативное влияние реформ на состояние здоровья различных категорий населения . Высокую смертность связывают с кардинальными переменами во всех сферах жизни российского общества: "Общая социально-демографическая цена радикальных реформ составила 650 млн. лет человеческой жизни" . Каждое последующее поколение имеет потенциал здоровья ниже предыдущего, складывается противоестественная ситуация, когда проблемы здоровья переходят от групп престарелых к детям и молодежи .

Данные ряда исследований Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук в городе Таганроге – типичном среднем городе России, показывают, что уровень здоровья его населения снижался с 1981 по 1998 годы .

При этом эксперты обращают внимание на то, что помимо стрессов, период реформ вызвал обеднение значительной части населения. В свою очередь бедность связана с негативными проявлениями образа жизни, неадекватным питанием и деградационным поведением . О связи здоровья с негативными проявлениями образа жизни говорят данные исследования, проведенного в 1991 году в Москве .

В качестве социологического эмпирического материала, позволяющего оценить ситуацию, связанную с уровнем здоровья населения, и подтвердить данные статистики, можно использовать данные мониторинга экономического положения и здоровья в России (RLMS). Они наглядно демонстрируют как весьма плачевное состояние здоровья населения в начале 1990-х годов, в первые годы после начала реформ, так и его последовательное улучшение в 2000-е годы – период общей стабилизации и роста экономики (табл. 1). Например, в период с 1994 по 2003 годы у 26,8% жителей России, по их самооценкам, здоровье улучшилось, у 58,3% – осталось без изменений и у 14,9% – ухудшилось. Причем, комментируя последнюю цифру, надо сказать, что за весь период исследования и из года в год здоровье ухудшалось во всех возрастных группах. Кроме того, в 1994 году оценивали свое здоровье как "плохое и очень плохое"  23% респондентов, в 1998 – 27%, в 2001 – 26% и в 2005 – 15%. На состояние здоровья влияли как импульсные воздействия, например, травма, дистресс, так и кумулятивные негативные факторы: длительное пребывание в ситуации безработицы, бедности, долговременное деградационное поведение (употребление алкоголя, курение, хроническое недосыпание, отказ от физкультуры или спорта) .

Таблица 1

Средние самооценки здоровья

(шкала RLMS перекодирована: минимум: 1 – "здоровье очень плохое", максимум: 5 – "здоровье очень хорошее")

Год

N

Общее

Мужчины

Женщины

1994

8305

3,01

3,20

2,87

1995

7844

3,07

3,25

2,94

1996

7756

3,06

3,23

2,93

1998

7975

3,07

3,26

2,93

2000

8313

3,07

3,22

2,96

2001

9297

3,08

3,25

2,96

2002

9647

3,09

3,24

2,98

2003

9789

3,10

3,26

2,99

2004

7072

3,10

3,25

2,99

2005

9555

3,16

3,30

3,05

 

Судя по данным RLMS, количество проблем со здоровьем, отмечаемое в последние 30 дней, снизилось за этот период с 48% в 1994 до 38% в 2005 году. Реже стали упоминаться и легкие недомогания – если в 2001 году о них сообщили 34% опрошенных (первый раз вопрос задавался в 2001 году), то в 2005 году – только 19%.

Вместе с тем следует заметить, что, например, среди третьей децильной группы (по уровню дохода) в 1994 году плохое и очень плохое здоровье отметили 25%, а из восьмой – только 16%. При этом в 2005 году эти показатели составили – 25% и 9% соответственно. Это означает, что среди относительно обеспеченных людей низких самооценок здоровья было меньше, причем именно у них ситуация со здоровьем изменилась к лучшему, обеспечив общую динамику показателей улучшения здоровья.

Итак, как статистические, так и социологические данные позволяют говорить о том, что процесс преодоления негативных последствий реформ для здоровья населения начался, но вряд ли прогноз на будущее может быть оптимистичным. Что же касается перспектив на будущее, то надо учитывать как снижение роли стресса в силу постепенной адаптации, так и готовности к принятию норм здорового образа жизни. Так, в основных выводах Доклада "Мониторинг состояния здоровья населения Российской Федерации (1992-2005 гг.)" относительно вредных привычек россиян (в возрасте от 14 лет и старше) сказано, что заметно сокращается распространенность употребления спиртных напитков среди взрослых мужчин, к 2005 году снизился и уровень распространенности курения среди мужского населения. Однако в период с 1998 года по 2004 год распространенность употребления спиртных напитков среди женщин неуклонно росла (с 43% до 47%) и немного снизилась лишь к 2005 году (до 44%). Продолжал расти и уровень распространенности курения среди женщин: с 7% в 1992 году до 15% в 2005 году .

Данные RLMS демонстрируют также снижение уровня ежедневной физической активности, люди стали меньше ходить пешком, например, на работу и обратно, в магазины или по другим делам: в 1995 люди в среднем ходили 3,6 часов в день, в 2004 – 2,5 и через 10 лет, в 2005 году активность немного возросла – до 2,6 часов. Что касается занятий физкультурой, то, как и в 1995 году, в 2005 никакими физическими упражнениями не занимались 82% участников RLMS.

Что касается привычек питания, то доля жиров в потреблении энергии, которая устойчиво и постоянно уменьшалась с 1992 по 1998 годы среди всех возрастных групп, в последующие годы начала увеличиваться. Среди пожилых людей постоянно увеличивалась доля страдающих ожирением, в 2005 году она выросла на 59% по сравнению с 1992 годом, у лиц среднего возраста – на 29% . Здесь сказался и переход в связи с подорожанием белковой пищи на "углеводную диету", и рост фастфудов, и многие другие факторы.

Следовательно, в соответствии с данными RLMS можно говорить, что некоторые негативные тенденции замедлили ход или сменили свое направление. Наметилась некоторая позитивная динамика в самочувствии людей и их поведении. Кроме того, даже уже проявившиеся тенденции общего улучшения здоровья практически не затронули бедные слои населения, здоровье которых внушает в настоящее время наибольшую тревогу.

§2
Влияние реформ на здоровье: субъективное мнение россиян по данным глубинных интервью

Как уже говорилось выше, дистресс, наряду с падением уровня жизни и ухудшением системы здравоохранения – одна из основных причин, с которой исследователи связывают изменения в показателях смертности и здоровья в России . В этом контексте интересно посмотреть, как сами россияне оценивают ситуацию в этой области, и что именно они думают о влиянии реформ на здоровье нации.

Большая часть участников глубинных интервью в нашей панели считали, что их здоровье за годы реформ (начиная с 1989 года) ухудшилось. В ходе интервью респондентов выстроилась шкала от оценки "Реформы определенно не повлияли" до оценки "Реформы определенно повлияли на здоровье".

1. Реформы определенно не повлияли – сторонники этой позиции считают, что были другие объективные причины для изменения здоровья россиян в период экономических реформ. Часто ответы сопровождались комментариями, в которых звучала идея о том, что человек сам должен нести ответственность за свое здоровье: "Я считаю, что влияет то, как ты следишь за своим здоровьем" (женщина, 42 года, Казань). На важность собственных усилий в отношении к здоровью указывал респондент из Казани, 1960 года рождения, предприниматель. По специальности он был инженером-строителем, в советское время занимался наукой и в 1986 году переехал в Казань, поскольку там разрабатывалось его научное направление. Подрабатывал в конце 1980-х годов тем, что писал студентам курсовые работы. В 1989 году организовал собственное предприятие по выпуску ширпотреба («все, что можно было продать»). Свернул производство в 1997 году, был вынужден заняться посредническими услугами. Планировал в 2005 году опять организовать производство, так как, по его словам, это серьезно, есть элемент стабильности, созидания. Считал, что здоровье у него: "...вообще хорошее, и для моего возраста хорошее. К врачам давно не обращался. Можно сказать, что я слежу за своим здоровьем, даже бросил курить. Женился на молодой женщине, захотели ребенка, в 2002 году родилась дочь. Я считаю, что к рождению ребенка надо подходить серьезно. Мне уже было за 40, когда дочь родилась. Если видишь свою жизнь впереди успешной, удачной, то надо для этого что-то делать: работать, стараться, чтобы в семье все было нормально, чтобы здоровье не беспокоило. Тем более что сейчас не знаешь, во сколько тебе твои болезни могут обойтись".

2. Реформы скорее не повлияли. Респонденты этой группы указывали обычно на опосредованный характер влияния реформ и другие факторы. Так респондентка из Воронежа 48 лет (продавец кондитерской фабрики со средним образованием) говорила, что "не с реформами это связано. Проблем просто много. И работа у нас тяжелая, физическая, я же работаю в киоске, постоянно коробки носим – это тяжело". Респондентка несколько раз сменила работу: в 1985–1990 годах работала заместителем директора магазина, к 1996 – кассиром, а к 2005 году – продавцом в киоске. От работы к работе шло понижение профессионального статуса. Последнюю свою работу и состояние здоровья она характеризует так: "Когда работаешь, работаешь, и уже терпения нет. Я вот пришла домой и всё – спина отваливается, умираю стою. Голова болит, - просто умираю, - а мне надо работать – куда деваться! Зарабатывать-то надо". Однако повысить свой статус респондентка уже не могла. Помимо проблем с занятостью, женщина перечисляла и ряд других: "Когда болеешь, никакие средства не помогают. Может, уже атмосфера такая вокруг или еще что-то. Да всё тут складывается одно к одному, из-за всего здоровья нет. То с деньгами туго, то дети, то еще какие-то проблемы, то работа – всё к одному!"

3. Противоречивая позиция, когда в одном высказывании люди говорят и о том, что реформы не повлияли на здоровье, и о том, что повлияли: "Мне кажется, что никак не повлияли, абсолютно, реформы тут ни при чем. Это связано со всей обстановкой… все это подорожание, все дорожает. Нехватка денег – все это же накапливается. Приходится искать какие-то пути, чтобы заработать, прокормить семью и все такое," – говорит москвич 1965 года рождения (образование среднее специальное, работает водителем автопогрузчика). Респондент не отдает себе отчета в том, что обстановка в стране собственно и сложилась в результате реформ. Когда речь заходит о его жене, он также считает, что здоровье в какой-то мере ухудшилось: "И годы, и работа, и всякие стрессы накладываются. В данный момент нам ничего здоровья не прибавляет". Респондент отмечает и такие изменения в организации условий труда, как неоплату больничного листа, что в дореформенный период было исключено: "Врач говорит – вот месяц надо болеть, но я вышел через неделю, потому что больничный не оплачивается. Я вышел после болезни и диеты, я не мог работать, меня качало, голова кружилась… Но через каждые полчаса, час надо есть кашу на воде. И не работать".

Проблемы нестабильности занятости и бесправия на работе как важных предпосылок ухудшения здоровья отмечал и респондент из Казани, работавший до 2005 года бригадиром в строительной организации (55 лет, образование – среднее специальное): "Само здоровье за последние годы не изменилось, но появились факторы, которые могли на него повлиять", причем эти факторы появились в результате реформ. "Предприятие, где я работал, было очень большим. А сейчас оно банкрот, его просто нет. Как и многих других. Сейчас я работаю на другом предприятии. Бегать с работы на работу не привык. Это третье место за время моей трудовой жизни, 27 лет я проработал на одном заводе до 1991 года, на другом – 7 лет. 27 лет проработал, а ушел по финансовым причинам. Тогда все предприятия закрывались. И наше должно было умереть. Мы тогда были лидерами. Во все социалистические страны поставляли технику. А сейчас сопоставляешь и понимаешь, что наша продукция морально и физически устарела. Там себя не нашел. Руководители у нас плохие были, не сориентировались, чтобы дальше продолжать дело, перепрофилироваться на другое производство. Поэтому предприятие раскупили, разобрали. Сейчас там практически торговый центр. Следующая работа – строительная организация. Там я работал по своей профессии, сначала все неплохо пошло, а потом – опять упадок. Потом я перешел в следующую организацию. Все равно работать где-то надо. Жена тем более не работает и здоровье у нее плохое. Сейчас работаю в обществе с ограниченной ответственностью. Я работаю и получаю официально 3000 рублей. А есть еще черная касса. Поэтому мы работаем и получаем больше, чем инженеры. Вот это компенсирует то, что нет отпуска. Можно брать административный отпуск, но тебе его никто оплачивать не будет. С этого года обещают сделать официальные оплачиваемые отпуска. Бывает так, что в выходные работаем, но за это получаем больше. Физической усталости пока не ощущаю. Устаю оттого, что своевременно не платят. Задержки бывают на 2 месяца. Если что-то зарабатываем, то стараемся эти деньги распределять больше чем на месяц, чтобы хватило до следующего заработка.

Если глубже разбираться… Начинаешь обвинять свою администрацию за задержки зарплаты . Но сколько я знаю людей, - у 50-60% такая же ситуация. Я думаю, что это кому-то выгодно. Большая часть моих лучших дней были в советское время. Это моя молодость, и я то время воспринимал ближе. Я ко многому в наши дни не могу привыкнуть. Это вседозволенность. Я был профсоюзным лидером и защищал права рабочих. Ко мне обращались. А последние 5-7 лет у нас не было ни одного собрания. Начальство ни разу не выступало перед коллективом. Не знаешь, что они делают. Можешь только догадываться".

Частые смены работы, отсутствие отпуска, невыплаты заработной платы или выплаты по "серым схемам" – вот с чем столкнулся этот и многие другие респонденты в постсоветский период. Вместе с тем у респондента есть дочь, которая благодаря новым экономическим возможностям стала много зарабатывать, поддерживает семью, сделала ремонт и купила все необходимое в квартиру родителей. Однако сам респондент еще не вышел на пенсию, для него очень важно иметь работу, но найти работу с достойными условиями он не может.

4. Реформы скорее повлияли на здоровье: Эта позиция иллюстрируется высказыванием: "Может быть, здоровье и изменилось за последние годы. Сейчас ситуация не очень спокойная". В качестве яркого примера этой позиции можно привести респондентку из Москвы, 41 года. В 1996 году она работала крановщицей, осталась без работы и пришла в службу занятости, чтобы получить информацию о вакансиях. Через год трудоустроилась дренажницей в метро, работу нашла самостоятельно (статус безработной не регистрировала). У респондентки очень стесненные жилищные условия. Вот как она характеризует период безработицы: "Безработица повлияла на общее состояние, на здоровье. Потому что завод закрылся, и дети маленькие, и надрыв нервной системы произошел. И если на что-то раньше спокойно реагировала, то сейчас многое раздражает, хочется спокойствия. И иногда просто хочется побыть одной, чтобы никого и не видеть, и не слышать. Сейчас мы постоянно в напряжении, и цены растут, и зарплата не успевает за ценами. И вот обо всем волнуешься. Постоянно на нервах, вот поэтому здоровье и подрывается".

За период реформ здоровье многих сторонников этой точки зрения ухудшилось, и люди называли конкретные причины этого. Так, жительнице Воронежа, 36-ти лет, пришлось несколько раз менять работу: "...почти с середины 90-х годов и вот до тех пор, пока наконец не устроилась на кафедру в университет, занималась репетиторством, писала рефераты, курсовые, даже один раз диплом за деньги". Женщина рассказывает: "пришлось жить в тяжелое время, все последние годы были трудными. Причем трудными по-разному. Были проблемы с деньгами, с работой, даже не просто с работой, а с работой по специальности, которую я люблю и которую не хотела бы потерять. Все накалены, недовольны, раздражены, вокруг создается впечатление, что и со здоровьем у людей не все в порядке. Вообще сейчас у нас все не в порядке. Лекарства дорогие, денег не хватает, у людей нет возможности расслабиться, отдохнуть, они в постоянной гонке за деньгами. Поэтому и состояние их здоровья ухудшается".

5. Реформы определенно повлияли на здоровье. Вот один из типичных примеров ухудшения здоровья в период реформ, когда люди совершенно определенно считали, что их здоровье ухудшилось в связи с реформами. Женщина 43-х лет из Казани (среднее специальное образование): "Здоровье за последние годы ухудшилось в связи с реформами. Стало хуже материально. Работаю на одном из самых крупных и значительных заводов в городе. Был период, когда сотрудников сокращали, когда зарплату не платили, задерживали. Сокращали всех, кому было больше 35 лет. Мне тогда 36-37 было. Вроде еще молодая: работать и работать… А с другой стороны – всех сокращают, не только на нашем заводе, а по всему городу. И это уже не первая волна сокращений. Нам сказали, что мы должны встать на учет на биржу труда, оформиться как безработные. Там я переучилась. И сейчас работаю аппаратчицей на своем же заводе. Работа тяжелая, посменная. И вредность есть, поскольку химическое производство. Но после того как побудешь безработной, и этому радуешься. Тем более доплачивают и за ночные работы, и за вредность. Вообще не представляю, если опять останусь без работы, где и что найти. Но, конечно, все было не так просто, как я сейчас вспомнила и рассказала. На самом деле было 7-8 месяцев безработицы. Ежедневные переживания. При этом две девочки, которых надо было на ноги поставить и постараться сохранить в семье нормальную атмосферу. Одна девочка тогда училась в школе, а другая уже в училище. Конечно, все это можно было пережить, потому что муж продолжал работать, и была материальная поддержка. И вообще моральная поддержка семьи тоже многое значит.

Сейчас трое в нашей семье получают зарплату. Нельзя сказать, что мы бедные, поскольку для Казани у нас более-менее нормальная ситуация. Многие живут хуже. Дочь из декрета выйдет, будет легче. Но ведь и внук подрастает, то одно нужно, то другое, а мужа у дочери нет.

Может быть, я раньше на пенсию пойду, буду внуком заниматься. Я по вредности могу раньше пойти на пенсию. Свое уже отработала. Устала. Но и деньги нужны. Зарплата все же больше, чем пенсия.

Материальное положение семьи… как сказать… менялось периодами. Были времена лучше этих, были хуже. Проблема в том, что муж любит выпить. А вообще он человек хороший. Работящий. У него специальность такая, нужная. И делать многое умеет. Постоянно подрабатывает, делает ремонтные работы. Тоже дополнительные деньги в дом. Но и выпивает… Конечно, хотелось бы и квартиру поменять, дочери могли бы жить отдельно. Таких перспектив нет. Собственно, даже нормальный ремонт сделать не можем. Во многом себе отказываем".

Таким образом, изменения в состоянии здоровья, по мнению опрошенных, были связаны с изменениями в их жизни в целом. Снижение уровня здоровья, помимо тех причин, которые мы уже рассмотрели, люди связывают в том числе с понижением жизненного уровня семьи вследствие потери постоянной оплачиваемой работы (недостаточный заработок, увольнение, закрытие предприятия), в связи с выходом на пенсию, в том числе – досрочную .

В панели исследования встречались люди, чье здоровье за период реформ улучшилось. Безусловно, реформы принесли не только отрицательное, но и много положительного в жизнь людей в сфере труда, семьи, открыв новые возможности для самореализации. За время реформ некоторые люди сумели повысить свое благосостояние и социальный статус. Помимо причин, которые помогают изменить здоровье в лучшую сторону в любое время (правильное и своевременное лечение, ведение здорового образа жизни, получение положительных эмоций), были факторы, которые связанные непосредственно с реформами. Повышение уровня здоровья отмечали люди, которые перечислили и ряд позитивных изменений в жизни за рассматриваемый перио. Им удалось поднять уровень своего материального положения, а также получить повышение на работе или найти новую, более подходящую работу; повысить уровень образования и/или квалификации; получить платные образовательные услуги для взрослых (вуз, курсы повышения квалификации или переквалификации, частные уроки); воспользоваться платными оздоровительными услугами (санатории, дома отдыха, клубы здоровья, спортивные и оздоровительные секции и другое); построить или купить жилье.

Перемены к лучшему в самооценке здоровья связаны с изменением трудовой деятельности, успешными поисками работы, которая была потеряна в первую половину 1990-х годов. Удачная смена работы, инвестиции в здоровье и образование, в свою очередь, способствовали повышению благосостояния.

Больше половины участников глубинных интервью (самому молодому из них 34 года) считают, что ухудшение здоровья – возрастная причина: "когда молодой, может быть, и здоров. А вот уже когда возраст, редко кто здоров. Я практически не встречала таких людей после сорока лет. Редко кто не жалуется на свое здоровье".

Однако никто из респондентов не назвал возраст в качестве единственной причины ухудшения здоровья (табл. 2). Некоторые указывали до семи факторов, которые спровоцировали ухудшение здоровья. Треть респондентов панели ухудшение здоровья связывала с отсутствием необходимого лечения (профилактики здоровья) из-за материальных затруднений, каждый пятый – с вредными привычками, нездоровым образом жизни и столько же – с конфликтами, неблагоприятной обстановкой в семье. Четвертая часть – с большими нагрузками или вредными условиями труда на работе, каждый пятый – с тяжелым материальным положением, что также зависит от работы: ее наличия и оплаты. Женщины в три раза чаще называли условия труда в качестве причин, отрицательно повлиявших на здоровье во время реформ. Реже называлось плохое (некачественное) питание, неправильное лечение при заболевании, травмы, тяжелое инфекционное заболевание и наличие большого количества иждивенцев или членов семьи, требующих ухода. К сожалению, с возрастом все эти проблемы усугублялись.

Таблица 2

Ранги основных причин изменения здоровья за годы реформ

1991-2005 гг., названных респондентами

Причины ухудшения здоровья

Ранг

влияния

Факторы, повлиявшие на улучшение здоровья

Ранг влияния

Возрастные проблемы

1

внимание к своему здоровью, здоровый образ жизни

1

Отсутствие необходимого лечения (профилактики здоровья) из-за материальных затруднений

2

своевременное обращение к врачу, за медицинской помощью

2

Большие нагрузки или вредные условия труда на работе

3

улучшение материального положения в семье

2

Конфликты, неблагоприятная обстановка в семье

4

нормализация отношений в семье

2

Вредные привычки, нездоровый образ жизни

5

правильный курс лечения

2

Тяжелое материальное положение в семье

6

переезд в местность с более благоприятным для здоровья климатом

3

Плохое (некачественное) питание

7

улучшение жилищных условий

3

Неправильное лечение при заболевании

8

 

 

Травмы

9

 

 

Наличие большого количества иждивенцев или членов семьи, требующих ухода

10

 

 

Тяжелое инфекционное заболевание

11

 

 

 

В качестве дополнительных факторов, негативно повлиявших на здоровье, были названы причины, которые можно разделить на четыре группы:

1) психологические факторы, стрессы, а также причины, ведущие к стрессам:

·        смерть близкого человека: "Проблемы со здоровьем у меня давно. А то, что сейчас ухудшилось, так это возраст, плюс такое несчастье, что я осталась одна, мужа потеряла";

·        проблема безопасности ("посягательство на личную жизнь");

·        проблемы на работе, в том числе: сокращение на работе, ликвидация организации.

2) хронические болезни;

3) неудовлетворительные условия жизни (плохие жилищные условия и т.п.);

4) плохая наследственность.

Все эти факторы люди связывали не только с ухудшением здоровья, но и с проведением реформ.

Негативным факторам люди противопоставляли причины, благоприятно повлиявшие на состояние здоровья и позволившие его улучшить. На первом месте субъективный фактор – внимание к своему здоровью, здоровый образ жизни (у четырех из десяти): если здоровье и улучшилось, то только благодаря собственным усилиям (в том числе, отказу от курения). У каждого пятого – улучшение материального положения и нормализация отношений в семье, своевременное обращение к врачу, за медицинской помощью, правильный курс лечения. В единичных случаях в качестве положительных факторов были названы улучшение жилищных условий, переезд в местность с более благоприятным для здоровья климатом. Ни один из участников исследования не назвал среди причин, положительно повлиявших на здоровье, изменение условий труда на работе (смену работы).

Косвенно реформы повлияли на людей через отрицательное воздействие на различные стороны жизни (проблемы близких людей, работу и т.д.). Изменился образ жизни в целом (ухудшилось питание, организация досуга и отдыха) и это повлияло на физическое и психическое здоровье. В качестве отрицательно действующих (стрессовых) факторов люди также называли негативную информацию в СМИ, которая давила на человека и ухудшала психологическое здоровье.

Некоторые соглашались с тем, что реформы повлияли на здоровье, но считали, что происходят изменения к лучшему. Житель Москвы, 70-ти лет, в своем интервью в 2005 году отметил: "Последние года два-три все-таки наблюдается тенденция стабилизации, и со здоровьем у людей улучшение, и с бытом, и с культурой. Я замечаю, что и со стороны правительства в последние два-три года, все-таки больше внимания стали обращать на здоровье населения. И в поликлиниках, в больницах я улучшение почувствовал".

Как правило, в интервью негативная информация о периодах жизни чередовалась с позитивной. Большинство респондентов глубинных интервью связывали здоровье с настроением, эмоциональным самочувствием, которое в свою очередь связано с удовлетворенностью жизнью в целом и ее различными сторонами. В 1999 году несправедливость всего происходящего вокруг чувствовали две трети опрошенных, в 2005 – менее половины. Чувствовали, что дальше так жить нельзя, что нет возможности самому повлиять на происходящее вокруг, в 1999 году более половины, а в 2005 уже только треть.

Эмоциональное самочувствие за последние годы у жителей России значительно улучшилось: в 1994 году полностью и скорее удовлетворены жизнью были 14% участников RLMS, в 2005 – 37%. Однако неудовлетворенных жизнью по прежнему большинство: в 1994 году – 66%, в 2005 – 36%. Каждый год уровень общей удовлетворенности связан с самооценками здоровья: люди, которые выше оценивают свое здоровье, больше удовлетворены жизнью в целом. Поэтому оптимистичные прогнозы в отношении здоровья россиян можно строить, если социально-экономическая ситуация не будет меняться в худшую сторону и большее число людей будут отмечать, что они удовлетворены жизнью в целом на данный момент. В то же время надо помнить, что ресурс этого улучшения не безграничен и пока оно в любом случае не затрагивает бедные слои населения.

§3
Влияние реформ на занятость респондентов и их состояние здоровья

Все участники глубинных интервью так или иначе затронули тему труда и занятости, увязав ее как с изменениями в самочувствии, так и с реформами. Прежде всего в интервью звучали темы потери, перемены и поиска работы, невыплат зарплат и низких заработков, социальной незащищенности, неуверенности в завтрашнем дне и отсутствия перспектив. Все эти проблемы были источником стресса как самих респондентов, так и их близких.

Действительно, дистресс занимает особое место по своему влиянию на самочувствие работающего человека и зависит от ситуации в конкретной отрасли (в том числе и от уровня безработицы). Стресс также продуцируется непосредственно на рабочем месте и обусловлен психологическим самочувствием, которое в свою очередь зависит от ряда условий труда: сложности работы, степени творчества и удовлетворенности работой .

Исследования в области стрессов, связанных с работой и условиями труда, определяют факторы, которые объясняют его появление или усугубление. Считается, что дистресс на рабочем месте чаще встречается у низкостатусных в социально-экономическом смысле групп, что отражается в свойственных им видах заболеваемости и причинах смертности в середине жизни . Более низкие уровни дистресса связаны с профессиональным престижем, или с высоким социально-экономическим статусом занятости .

Наряду с другими условиям труда, занятости и организации работы, влияющими на возникновение психологических проблем, к ним относят и некоторые физические и психологические требования трудовой деятельности:

·        продолжительное рабочее время ;

·        повышенные нагрузки, вызывающие усталость ;

·        нерегулярный график работ ;

·        ненадежность работы ;

·        опасность работы (связанную как с психологическими проблемами, депрессией, так и заболеваемостью) .

Причиной дистресса является также низкий уровень вознаграждения за работу или несоответствие требований к работнику и награды за труд (что отражается на здоровье) ;

По данным исследования ИС РАН «Социальные неравенства и публичная политика» (2006г.), основным источником дохода большинства населения была зарплата по основному месту работы, для половины – пенсии, пособия, стипендии и другие виды пособий и помощи, получаемые от государства (табл. 3). Практически треть работали в подсобном хозяйстве, на даче, приусадебном участке и получали доход, который считали основным. Каждый четвертый подрабатывал. На ренту жили менее двух процентов участников исследования. Таким образом, основной доход россияне получали от работы, будучи включенными в формальный рынок труда, или в личном хозяйстве.

Таблица 3

Основные источники дохода, %

(можно было отметить до трех основных источников дохода)

Источники дохода

%

Зарплата по основному месту работы

79,4

Пенсии, пособия, стипендии и другие виды пособий и помощи, получаемые от государства

48,1

Подсобное хозяйство, дача, приусадебный участок

27,1

Разовые приработки, заработки от случая к случаю

23,1

Совместительство

7,6

Алименты, помощь, получаемая от родственников, друзей и т.п.

3,8

Собственный бизнес

3,4

Доходы от собственности, сдачи в аренду имущества, проценты по вкладам

1,8

Не ответили

0,2

 

Подавляющее большинство именно в труде видели не только источники основного дохода, но и возможности повысить благосостояние. Более половины включены во вторичную занятость, для 40% возможность улучшить материальное положение связана с работой на приусадебном участке (табл. 4). Только у 6% не было необходимости предпринимать что-либо для улучшения материального положения. Респонденты и члены их семей в массе своей вынуждены были подрабатывать, но, несмотря на это, треть из них имела доход в пределах 3500 рублей (70 футов стерлингов) в месяц на человека (по их самооценке).

Таблица 4

Деятельность респондента и членов его семьи по изменению

 материального положения в лучшую сторону, %

(можно было отметить все, что подходило к ситуации респондента, отранжировано по доле выбравших соответствующий ответ)

Вид деятельность

%

Работа на приусадебном участке, самообеспечение некоторыми продуктами питания

40,5

Разовые и временные приработки

30,9

Сверхурочная работа или совместительство по основному месту работы

20,1

Работа по совместительству в нескольких местах на постоянной основе

15,3

Ничего не предпринимают, так как ничего не могут сделать для улучшения своего положения

13,0

Торгуют продуктами, выращенными у себя на участке и/или другими предметами, сделанными собственными руками

8,4

Получают помощь со стороны родственников, друзей, знакомых

8,1

Переобучаются, переквалифицируются, чтобы сменить работу, повысить зарплату

7,3

Вынуждены занимать деньги

6,3

Ничего не предпринимают, так как в этом нет необходимости

5,7

Сдают в наем жилье, гараж, дачу, автомобиль и т.п.

1,8

Сезонные заработки

1,1

Распродажа накопленного имущества

0,6

Другое (развивают собственный бизнес)

0,4

Не ответили

0,7

 

Столь широкое распространение формальной и неформальной  вторичной занятости объясняет тот факт, что по мнению каждого четвертого участника глубинных интервью, что его здоровье в период реформ ухудшилось в результате больших нагрузок или вредных условий труда на работе. По возможности и степени влияния работы на здоровье можно выделить две основные группы респондентов:

Первая группа – люди, которые считали, что их работа и условия труда на здоровье в период реформ не повлияли: "Нет, это не с работой. Мы сейчас почти все больные" (женщина, 56 лет, Воронеж, 2005 г.). Хотя и она говорила, что: "Первый фактор, повлиявший на здоровье – это низкая оплата труда, постоянная задержка в оплате. То есть все живут на нервах".

Вторая группа – те, кто считал, что работа, условия труда и занятости определенно повлияли на здоровье (эту причину чаще называли женщины).

Какие же факторы работы, условий труда или близкие к ним были названы участниками глубинных интервью в качестве основных причин, повлиявших на здоровье в годы реформ? Попробуем ответить на этот вопрос, посмотрев на эту ситуацию глазами наших респондентов и используя их собственные характеристики.

§4
Здоровье и особенности труда и занятости респондентов

Потеря и смена работы. Эта чрезвычайно популярная в 1990-х годах проблема и сейчас продолжает оставаться актуальной для России. Так, согласно переписи населения 2002 года, пособие по безработице получали 0,8% населения (1171309 человек) . Однако это лишь "верхушка айсберга": при том, что, в 2000-м году уровень общей безработицы по методологии МОТ составлял 10,5% экономически активного населения, а в 2005 – 7,7%, удельный вес безработных граждан, зарегистрированных в установленном порядке, составил в общей численности безработных лишь 13,9% и 33,4% соответственно . Безработица, в том числе, скрытая, низкий уровень оплаты труда, способствовали распространению бедности. Однако, как стало ясно из ряда интервью, влияние безработицы на здоровье было связано не только с падением доходов, но и со стрессами, в том числе и потому, что  россияне были к ней абсолютно психологически не готовы.

Вот типичные цитаты из интервью наших респондентов по поводу потери работы и влияния этого факта на здоровье: "У жены ухудшение здоровья было связано с потерей работы, это однозначно"; "Реформы, которые длятся много лет, подорвали здоровье и мое, и моей супруги: бесконечное сокращение на работе и ликвидация предприятий, длительная безработица"; "Всегда был здоровым, но в последние два года сокращения по работе, закрытие предприятий сначала подорвали здоровье морально, а потом – физически, так как начались материальные трудности".

При этом многие люди имели за годы реформ не одну стрессовую ситуацию, а несколько одновременно, поэтому не отстаивали свои права, были в растерянности. Они не просто теряли работу в связи с закрытием предприятий или сокращением рабочих мест, но в период становления частного бизнеса и фактического бездействия трудового законодательства их увольняли с нарушением прав. "Выгнали с работы и здоровье стало ухудшаться. Работали – по 12-14 часов стояли (респондентка работала продавцом). Я уходила из этого магазина, и мне даже не заплатили по сокращению. Заставили написать заявление "по собственному желанию". Я первое время ходила, искала другую работу, но предлагали только такую работу, что нужно стоять долго. А сейчас я вообще не могу стоять, и теперь у меня еще и гипертония. Условий труда никаких, стою по двенадцать часов, а получаю копейки. За отпуск мне не платят, если хочешь, то иди за свой счет. А когда я сказала, что не стану писать заявление об увольнении по собственному желанию, они мне сказали, что не отдадут трудовую книжку. Если бы это было сейчас, я бы обратилась в суд, но в то время у меня сын был в армии и служил в Северной Осетии. И я настолько была расстроена, мне было не до того, я просто хотела, чтобы быстрее пришел сын. И из-за этого увольнения, конечно, много здоровья потеряла. В суд не пошла. Написала заявление по собственному желанию, подумала, что не надо связываться, а то еще больше здоровья попорчу" (женщина, 49 лет, Воронеж, 2005 г.).

Пребывание в состоянии безработицы (один или несколько раз). Те, кто получил опыт безработного, называют именно отсутствие работы в качестве основного стрессового фактора и считают, что в этот период ухудшилось их физическое здоровье: "Конечно, безработица повлияла [на здоровье]. Я долго не работала, и всё время из-за этого переживала" – говорила респондентка из Воронежа (2005 г.), которая долгие годы работала инженером-теплотехником, но в 1995 году уволилась, поскольку не платили заработную плату. Служба занятости помогла ей пройти переобучение, после чего респондентка трудоустроилась кассиром в магазин, но проработала недолго, так как работа не нравилась. В конце 1990-х годов подрабатывала на выборах агитатором, интервьюером, членом предвыборного штаба кандидата в губернаторы. В последнее время вернулась к работе по специальности.

Вынужденная смена работы (в некоторых случаях – многократная). Респонденты отмечали несколько смен работ за период с 1989 года. Многие вынужденную перемену места работы воспринимали как трагедию В качестве основных причин смены работы они называли закрытие предприятия, невыплаты заработной платы, низкий уровень оплаты труда. Люди подчеркивали вынужденность смены работы, когда им приходилось браться за работу не по специальности, не по интересам, без достойного заработка.

Поиск работы (длительный, безуспешный и т.д.). Помимо состояния безработицы, которое психологически "давило" на респондентов, из колеи их выбивал и процесс поиска работы. Работу искали не только безработные люди, но и те, кто неудачно устроился на работу после ликвидации предприятия. Проблемы с трудоустройством были и у пенсионеров, которые не могли прожить на свою пенсию. Так, житель Казани, 60 лет (2005 г.), который потерю работы и здоровья связывал с реформами, отмечал: "Вообще, в связи со всеми этими реформами, начиная с 1991 года, пришлось сменить несколько мест работы: и каменщиком, и разнорабочим, и сторожем. Пришлось браться за любую работу, поскольку предприятия закрывались, людей увольняли. Строительные фирмы менялись на глазах: сегодня она государственная, а завтра начальник ее закрывал и создавал новую, уже частную. И дальше делал все, как ему хочется. Вот они открываются, закрываются, людей набирают, увольняют. А мы ищем, куда же в очередной раз пойти. Эти приватизированные предприятия и частные фирмы либо несколько месяцев не платили зарплату (три-шесть месяцев), либо платили не полностью".  Вот мнение респондента из Воронежа, 46 лет (2005 г.): "Конечно, половина народа стали просто неполноценными. Если раньше человек десять лет на заводе отработал, то у него почет был. А сейчас – не так, сейчас везде берут молодых людей, по 30-35 лет" .

Некторые респонденты не видели проблем в том, что вынуждены были искать работу по нескольку раз. Москвич 53-х лет в советское время и до середины 1990-х работал инженером-технологом на крупном заводе (ЗИЛ), затем начальником технологического бюро цеха. Когда завод в 1994 году оказался в кризисе  (затяжные неоплачиваемые отпуска), респондент уволился и некоторое время работал в фирме по изготовлению железных дверей. После этого состоял на учете в службе занятости, прошел переобучение, вернулся к работе в должности слесаря-электрика на бензоколонке (по рекомендации жены). Проработал полтора года, затем, в связи с реконструкцией бензоколонок, ему предложили уволиться. Считает себя квалифицированным рабочим широкого профиля, поэтому без труда находил новую работу. Через ярмарку вакансий устроился инженером производственно-монтажного управления снова на ЗИЛ, где проработал два года. Менял работу только в том случае, если не устраивала зарплата (у него трое детей). В момент проведения опроса снова был безработным, поскольку сократили тот цех, где он работал, так как у завода стало меньше заказов. Уволен официально, состоит на учете в службе занятости. Таким образом, оставался без работы четыре раза. Жена также не работала после ликвидации частной фирмы, где была бухгалтером (будучи по специальности технологом по приготовлению пищи). На перемены в своей жизни и жизни общества, тем не менее, этот респондент смотрел с оптимизмом и не считал, что реформы повлияли на его здоровье. В нестабильности последних лет он видел и положительные моменты, не дающие «закоренеть, законсервироваться, закрыться от всего нового».

Межпрофессиональная мобильность без смены места работы или движение из организации в организацию с сохранением профессионального статуса все годы мониторинга были гораздо реже, чем одновременная смена работы и профессии, что отражало происходящую структурную перестройку экономики. Причем эта тенденция характеризовала не только наших респондентов, но и воспроизводила ситуацию в России в целом. Так, судя по данным RLMS, в период с 1998 года по 2005 год значительная часть жителей России меняли место работы и (или) профессию. Например, в 1998 и в 2000 году сменили и место работы, и профессию 17% респондентов, в 2002 году – 9,4%, в 2005 – 8%. Сменили профессию, но сохранили место работы в 1998 году 3,4%, в 2005 – 2,9% респондентов. Сменили место работы, но не сменили профессию в 1998 году 9,2%, в 2005 – 7,5% респондентов. Смена места работы и вида деятельности вела к потере идентификации с людьми, работавшими в той же организации, а также со своей профессиональной группой – утрате профессиональной биографии. В отдельные годы сменили место работы и (или) профессию до трети респондентов. И хотя после 2001 года наступила некоторая стабилизация, десятилетний период нестабильности (с 1992 года – начала масштабных экономических реформ и до 2001 года) уже сказался самым печальным образом на здоровье населения.

В период стабилизации (2001-2005 гг.) влияние смены работы на здоровье начало менять свой "знак". Позитивная динамика удовлетворенности жизнью ("полностью удовлетворены" и "скорее удовлетворены") отмечалась как у населения в целом, так и у людей, сменивших работу и профессию. Последние годы треть женщин и более 40% мужчин, представлявших различные группы занятых, считали жизнь удовлетворительной. В 1998 же году большая часть сменивших место работы и профессию были в той или иной степени не удовлетворены жизнью. Стало быть, все чаще смена работы сопровождается положительными эмоциями, либо стресс от перемены работы сменяется положительными эмоциями, причем наиболее заметно это проявлялось у мужчин, занятых на двух работах и сменивших место работы и (или) профессию. Заметнее у мужчин проявлялась и положительная динамика удовлетворенности жизнью при смене работы.

В период до 2000 года люди, считавшие свое здоровье плохим и очень плохим, реже меняли работу, чем те, кто считал свое здоровье хорошим и очень хорошим (это также было связано и с возрастом). В 2004 году работники, отметившие, что у них здоровье хорошее, наоборот, место работы и профессию не меняли. Таким образом, крепкое здоровье позволяло совершить восходящую мобильность даже в экономически нестабильный период, а для людей с ослабленным здоровьем нестабильность генерировала дополнительные рамки. В этом смысле в их числе и тот факт, что смена работы влекла за собой для многих из них трудоустройство без официального оформления, то есть не по трудовой книжке, трудовому соглашению или контракту, что было сопряжено с дополнительными рисками социальной незащищенности работника. В 1998 году так работали по основному месту работы 2,1% в возрасте от 18 лет и старше, а и в 2003 году – 5,1%.

Задержки и невыплаты заработной платы. Учитывая, что большинство россиян, как отмечалось выше, живут именно на заработную плату, любые проблемы, с ней связанные, выступали причиной серьезных стрессов. В числе факторов стресса, связанных с зарплатой, респонденты называли прежде всего такие как задержка заработной платы, невыплаты, ее низкий уровень:"Зарплату платили два раза в месяц, потом один раз, а потом у них кризис наступил, и они стали платить ползарплаты, остальное – потом" (мужчина, 53 года, Москва, 2005 г.). С задержкой зарплаты респонденты связывали не только ухудшение здоровья, но даже смерть: "В 1994-1996 годах муж работал, но денег не получал, очень переживал, заболел и умер в 1997 году. Его смерть тоже отразилась на моем здоровье" (женщина, 55 лет, Москва, 2005 г.).

Последние годы каждому пятому работнику предприятия оставались должны какие-то деньги, которые по разным причинам не выплатили вовремя. В середине 1990-х годов ситуация с невыплатами и задержками заработной платы была значительно серьезнее. Мужчины все годы находились в менее выгодной ситуации, чем женщины, т.к. среди женщин выше доля работающих в бюджетном секторе.

Доля работников, которым в последние двенадцать месяцев перед опросом администрация уменьшала размер заработной платы или сокращала часы работы вопреки их желанию, с 2000 года все время держалась на уровне 6-7%, заметно сократившись с 1990-х годов.

Низкий уровень заработной платы. Эту причину многие выдвигали на первый план:"Первый фактор, повлиявший на здоровье во время реформ – это низкая оплата труда, постоянная задержка в оплате. То есть все живут на нервах. Первый фактор – это именно материальное обеспечение. А следом идут уже все остальные причины: дома скандалы, с детьми скандалы и всё остальное" (женщина, 56 лет, Воронеж, 2005 г.).

С началом реформ специалисты стали отмечать появление в России такой новой депривированной группы, как работающие бедные. С 1995 по 1998 год таких людей было около половины среди имеющих работу (RLMS). По данным Министерства здравоохранения и социального развития, в 2000 году удельный вес работников с заработной платой на уровне прожиточного минимума и ниже составлял 41,5%, а в 2005 году – 22% .

Однако, как показывают данные нашего лонгитюдного исследования, улучшения эти – отчасти иллюзорные. Приведу лишь один пример. Мужчина – глава семьи работал прорабом частной строительной фирмы (интервью 2001 г.), его домохозяйство в основном находилось на уровне выше черты бедности или нуждаемости, но неоднократно было подвержено воздействию временных трудностей и ухудшений. При определенном стечении обстоятельств и в разное время в домохозяйстве заметно нарастала депривация (в период трудностей с работой, болезни респондента или безработицы жены в 1995-1996 гг.) или же, напротив, ситуация существенно улучшалась (успешные периоды в бизнесе мужа, получение наследства в 1999 году). Сам респондент так описывает ситуацию бедности: "На данный момент я бы оценил уровень жизни нашей семьи – ниже среднего. Связано это с тем, что мы на работе последние три месяца (да, фактически с сентября) не получали зарплату".

Согласно официальной методике с использованием величины прожиточного минимума, его семья не относилась к разряду работающих бедных, однако из-за нестабильности ситуации постоянно жила в режиме жесткой экономии: "Жена рациональный, ну даже очень рациональный человек. Она про себя готова забыть, но всегда рассчитывает, что нужно и важно для нас всех. Ну, одежду не покупает, вернее так, можно было бы что-то поприличнее в магазине купить, а она все говорит: поедем на рынок, там дешевле. Я считаю, что материальные проблемы так или иначе влияют на общее настроение в семье. Вот дочь у меня спрашивает: папа, ну как там у тебя с работой, - я отвечаю, мол, с работой все нормально, а она возражает: нормально - это когда нет проблем, когда можно спокойно пойти в «Макдональдс», спокойно потратить 200-300 рублей".

Именно проблема работающих бедных, актуальная и для сегодняшней России, приводит к тому, что, судя по данным исследования ИС РАН "Социальные неравенства и публичная политика" (2006 г.), среди людей, для которых заработная плата по основному месту работы являлась основным источником дохода, 6,3% вынуждены были занимать деньги у знакомых, а 15,7% имели накопившиеся мелкие долги.

Трудовые нагрузки и увеличение продолжительности рабочего времени. Многие респонденты считали, что единственный выход из ситуации бедности – это не просто иметь работу, увеличивать число работ и продолжительность рабочего времени. И именно такие стратегии он выбирали. Женщина 35-ти лет, преподаватель Казанской консерватории, в 2005 году в ходе интервью сравнила свою ситуацию с тем, что было более десяти лет назад: "Когда моя мама работала педагогом в консерватории, нагрузка была маленькая. А я сейчас тамже работаю, и у меня нагрузка значительно больше. На три ставки двенадцать часов в день, иногда больше. Двенадцать-четырнадцать часов. В будущем, может быть, жить будем также, а лучше – вряд ли, потому что еще больше работать я уже не смогу".

В этой связи надо сказать, что согласно российскому законодательству, продолжительность рабочего времени работников не должна превышать 40 часов в неделю; сверхурочная работа допускается, но не должна превышать четырех часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год . В соответствии со стандартами Международной организации труда (МОТ), рабочая неделя с учетом одной работы также не должна длиться более 40 часов в неделю и с учетом совместительства – 56 часов в неделю.

Однако эти нормы соблюдаются далеко не всегда. Выше уже упоминались респонденты, работавшие по 12-14 часов ежедневно. Причем с 1994 по 2003 годы, судя по данным RLMS, число работников, чей рабочий день длился более восьми часов в день, увеличилось: с 30,1% мужчин в 1994 году и до 43,3% в 2003 году, с 22,2% женщин в 1994 году и до 31,8% – в 2003 году. С 1994 по 2003 годы 220 часов в месяц и более работало от 17,2% до 26,9% мужчин и от 7,5% до 13,2% женщин.

Иначе обстояло дело с продолжительностью рабочего дня на дополнительной работе, здесь ровного повышения не наблюдалось. У женщин даже можно отметить снижение доли занятых на дополнительной работе к 2003 году – 13,5% (в 1998 году – 16,1%, в 2001 – 17,9%). Однако увеличение рабочего времени за рассматриваемый период происходило и на дополнительной работе: с 6,3% у мужчин, занятых более 220 часов в месяц в 1994 году, до 16,8% в 2003 году и с 4,8% до 11,7% у женщин.

При этом люди, которые работали восемь часов в неделю, оценивали свое здоровье ниже, были меньше удовлетворены жизнью и менее уверенны в том, что через 12 месяцев будут жить лучше, чем работающие десять часов в день. Но с переходом на двенадцатичасовой рабочий день, все эти показатели опять снижались. У работающих четырнадцать часов в день эти показатели оказались еще ниже. Таким образом, у сверхзанятости есть свои пределы, возможно первые часы переработок приносят больше дивидендов, а последующие – скорее отрицательные факторы.

В 1995 году свыше 6 часов в день выполняли стоя или в движении тяжелую физическую работу (как, например, грузчик, строительный рабочий, тяжелые сельскохозяйственные работы и тому подобное) , 18,1% мужчин и 3,6% женщин. В 2002 году – 10,2% мужчин и 3,3% женщин.

Множественная занятость (совместительство, участие во вторичной занятости). Поскольку уровень заработной платы низкий и денег не хватает даже на необходимое, типичным ответом можно считать следующий: "Частично реформы повлияли на здоровье. Так как мужу приходится много работать, в том числе по совместительству, чтобы содержать семью и оплачивать учебу дочери в вузе".

Доля людей, имеющих дополнительную или случайную работу каждый год исследования RLMS, практически не менялась, варьируя в пределах 1-2 процентов. Однако мужчины чаще, чем женщины, входили во вторичную занятость и выходили из нее. Женщины, пусть и ненамного, но чаще чем мужчины имели вторую работу два года подряд (в 1994-1995 годах – 1,2% мужчин и 1,5% женщин, в 1995-1996 годах – 0,9% мужчин и 2,3% женщин, в 2000-2001 годах – 1,7% мужчин и 2,3% женщин, в 2001-2002 годах – 2,0% мужчин и 3,2% женщин, 2002-2003 годах – 2,0% мужчин и 2,8% женщин).

Мужчинам чаще приходилось выполнять случайную работу (от 9,0% до 12,0% в разные годы исследования), чем дополнительную (4,0%-6,0%). Женщины все годы исследования с одинаковой активностью выполняли как дополнительную, так и случайную работу (дополнительная работа – 4,0-5,9%, случайная – 4,3-6,1%).

Работники оценивали свое здоровье по-разному, в зависимости от типа занятости и других факторов. Самооценка занятых на одной работе была достаточно ровной весь период исследования, как и в целом у всех участников рынка труда. Оценки же здоровья людей, имеющих вторую работу, "прыгали" из года в год.

В 1994 году работники, имевщие вторую работу, давали своему здоровью оценки выше, чем те, кто имел только одну работу, т.к. в условиях нестабильности это обеспечивало их большей уверенностью. Однако с 1998 года занятые на двух работах оценивали свое здоровье уже ниже, чем имеющие одну работу. У мужчин наиболее резкий разрыв в самооценках произошел в 2003 году: занятые на одной работе на 10% чаще отмечали, что их здоровье хорошее или очень хорошее. У женщин эта разница была еще больше. При этом можно сказать, что женщины, устраиваясь на вторую работу, повышали уровень удовлетворенности жизнью, и это было для них важнее, чем сохранение здоровья, т.к. если в рамках выполнения одной работы гендерная разница неудовлетворенности жизнью была незначительной, то наличие второй работы увеличивала ее в разы.

Таким образом, вторая работа усиливала физические и, отчасти, психологические нагрузки. Однако были и смягчающие психологические факторы, поскольку вторая работа давала как дополнительный доход, так и уверенность в завтрашнем дне. Мужчины, занятые на дополнительной работе, в большинстве случаев не беспокоились или не очень беспокоились о том, что не смогут себя обеспечить самым необходимым в ближайшие 12 месяцев. Однако у женщин, занятых на двух работах, такой уверенности не было ни одного года за исследуемый период.

Тяжелые условия труда оценивались многими как серьезный фактор ухудшения здоровья: "...мне кажется, что ухудшение здоровья связано с нервными нагрузками, то есть людям приходится больше и тяжелее работать, и нестабильностью жизни – это всё повлияло" (женщина, 49 лет, Воронеж, 2005 г.); "На здоровье супруги не реформы повлияли, просто у нее работа тяжелая, условия труда тяжелые, вот и всё" (мужчина, 48 лет, Воронеж, 2005 г.). Условия труда, по мнению респондентов, влияют на состояние здоровья людей всех возрастов: "Нет сейчас здоровых, потому что слишком большая нагрузка по работе. Ухудшение здоровья населения связано с условиями труда" (женщина, 49 лет, Москва, 2005 г.).

Доля работников, находившихся в неблагоприятных условиях производства, в 1998 году в России составило по промышленности 42,8% от общей численности, строительстве – 30,0%, транспорте – 13,0%, связи – 13,1%. Дополнительные же (компенсационные) отпуска за работу в неблагоприятных условиях труда сократились в 1992 и 1998 годах с 38,3 до 28,5% соответственно, предоставление бесплатного лечебно-профилактического питания – с 3,2 до 2,8% .

В 1998 году на российских предприятиях под воздействием шума, ультразвука и инфразвука работали 9,7%, вибрации – 2, запыленности – 6,8, загазованности – 6% работников от общей численности занятого населения . Например, в Республике Татарстан в условиях, не отвечающих требованиям санитарных норм, в начале 2000-х годов работало 62,5 тыс. человек – 20% от численности лиц, подвергшихся воздействию неблагоприятных факторов . Первичная профессиональная заболеваемость возросла по сравнению с 2001 к 2005 году на 27% .

После принятия Федерального закона "Об основах охраны труда в Российской Федерации" , и утверждения в 1997 году Минтрудом России положения о порядке проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, в стране начала создаваться система аттестации рабочих мест как одно из наиболее важных направлений обеспечения безопасных условий труда . Однако аттестация на российских предприятиях проведена не полностью и, несмотря на значительные трудовые и финансовые затраты, контрольные мероприятия не оказали существенного влияния на улучшение условий труда и появление экономической заинтересованности работодателей в их совершенствовании и повышении ответственности за здоровье работников .

В качестве мотива занятости на работе с вредными условиями труда чаще всего респонденты называли материальные факторы – заработать больше денег (табл. 5). Для мужчин также важно было сделать карьеру. В то же время по результатам исследования 1980 года на первое место выходило желание получить быстрее квартиру, на второе – заработать большую пенсию, т.е. планы долгосрочные и перспективные . В период же нестабильности долгосрочные планы строить рискованно, поэтому необходимо зарабатывать больше сегодня. Но отношение россиян к здоровью как к инструментальной ценности за последние 25 лет не изменилось.

Таблица 5

Мотивация выполнения непривлекательных работ

(отранжировано по ответам мужчин)

Условия, при которых респондент согласился бы на выполнение непривлекательной работы

Ранг

глубинные интервью

2005 г, N=87

 

Муж.

Жен.

Зарабатывать больше денег

1

1

Быстрее сделать карьеру

2

5

Быстрее получить квартиру

3

2

Увидеть новые места, новых людей, съездить за границу

3

3

Испытать себя, почувствовать романтику трудностей

4

5

Чтобы не остаться безработным

5

3

Не согласился бы не при каких условиях

6

2

Быстрее приобрести трудовой стаж

7

4

Заработать больше пенсию

-

6

 

Социальные льготы, предоставляемые работникам вредных и опасных производств (ВОП) государством или предприятием в качестве компенсаций за тяжелые условия труда, также являются серьезным мотивом работы в неблагоприятных условиях. Социальная и экономическая поддержка распространяется как на самого сотрудника, так и на членов его семьи, например, организация летнего отдыха для детей.

Вредные и опасные производства чаще других предприятий являются государственной собственностью. Однако на предприятиях с вредным производством работники реже, чем на других, в 2004-2004 годах были оформлены официально. С точки зрения обеспечения основными социальными гарантиями, вредные и опасные производства выглядят более привлекательно на фоне остальных российских предприятий. Например, работникам вредных предприятий оплачивали очередные отпуска чаще с разницей в 10 п.п. , еще чаще оплачивали больничные листы, отпуск по беременности. Каждому второму предоставляли бесплатное лечение в ведомственных медицинских учреждениях, полную или частичную оплату лечения в других медицинских учреждениях, оплачивали путевки в санатории, дома отдыха, турбазы, детские лагеря (против каждого пятого и четвертого на обычных предприятиях, соответственно). ВОП гораздо чаще обеспечивало бесплатное содержание детей в ведомственных дошкольных учреждениях, полную и частичную оплату содержания детей в других дошкольных учреждениях.

Тем не менее, есть ряд бонусов, которые чаще предоставляли предприятия и организации, не являющиеся вредными производствами: бесплатное или льготное питание или оплата питания, дотации на транспорт, оплата проездных, обучение за счет предприятия, предоставление ссуд, кредитов, оплата арендуемого жилья.

Предприятия с вредными и опасными условиями труда чаще оставались должны своим работникам какие-либо деньги, которые не выплатили по тем или иным причинам (средняя сумма долга также выше), уменьшали зарплату или сокращали часы работы не по желанию работника. Средняя сумма денег, полученная на вредных производствах была выше, чем на других предприятиях, но также больше и продолжительность рабочего времени.

Участникам глубинных интервью, перечислившим ряд вредных факторов, присутствующих на рабочем месте (химические факторы, работа в ночное время, по сменам, шум, запыленность, травмоопасность, нервные перегрузки, частые переохлаждения, постоянное умственное перенапряжение) был задан вопрос: "Если Вы считаете, что работа наносит ущерб вашему здоровью, то почему не смените ее?". Оказывается, что большинство людей к перемене места работы относятся как к своего рода риску. Особенно это актуально, когда работника некому поддержать материально и от его заработка зависит не только личное благополучие, но и жизнь других членов семьи. В такой ситуации находятся работники, чей супруг(а) не работает; женщины одни воспитывающие детей; люди, которые поддерживают пожилых родителей.

Ярким примером инструментального отношения к своему здоровью являлись многие наши респонденты. Приведем лишь один пример, характерный тем, что речь в нем идет о человеке не только всю жизнь отработавшем на вредном производстве, но и продолжающем выполнять эту работу даже выйдя на пенсию и будучи больным. Мужчина 65 лет, работающий пенсионер (по специальности квалифицированный газоэлектросварщик), имел достаточно высокие доходы, всегда был кормильцем в семье. Отметил, что его работа связана с травмоопасностью, частыми переохлаждениями. В 1996 находился в неоплачиваемом отпуске. Строительное предприятие, где он долгое время работал, проходило этап акционирования, поэтому респондент оказался без работы. В период нестабильной занятости активно подрабатывал, выполнял заказы, используя связи по месту работы, в том числе и для бывших коллег, имевших собственный бизнес. Однако работу не менял, поскольку привык к своему заводу, имел большой трудовой стаж по одному месту работы и должен был досрочно выйти на пенсию. После оформления пенсии продолжал работать на том же предприятии. Считал, что на государственных предприятиях остались работать люди с низким уровнем здоровья, поскольку частному предпринимателю больные не нужны: "Последний профосмотр недавно проходили, так 50-60% надо вообще отправлять по инвалидности на пенсию". Люди, потерявшие здоровье на вредном производстве, продолжают работу, поскольку другую найти не в состоянии.

Среди участников РМЭЗ, занятых на вредном производстве, 12% больны (по методике EQ-5D), 31% – нездоровы, 57% – здоровы. Этим людям был задан вопрос о том, что они собираются делать после того, как выработают специальный стаж, дающий право на досрочную пенсию. Среди тех, кто болен (по методике EQ-5D) cобирались продолжить работу на вредном производстве 33,9% респондентов, кто нездоров – 42,4%, и 57,7% – здоровых участников исследования. Чем выше уровень здоровья, тем дольше человек готов эксплуатировать его.

Отсутствие полноценного отдыха. По данным исследования ИС РАН «Социальное неравенство и публичная политика» (2006 г.), возможности отдыха в период отпуска оценивали как плохие 37,0% респондентов, досуга - 32,8%. Люди не могут организовать отпуск хотя бы один раз в два года, а также еженедельный и ежедневный отдых: "Я семь лет работаю в обществе с ограниченной ответственностью, а отпуском не пользовался. После двадцати пяти лет работы, когда постоянно бывал в отпуске, и теперь этого нет – это очень трудно" (мужчина, 55 лет, Казань, 2005 г.). Особенно часто без отпуска оставались люди, включенные в неформальную занятость, где работодатель не несет ответственность перед работниками за предоставление основных социальных гарантий – оплату очередных отпусков, предоставление выходных дней, рабочий день не более 8 часов и оплату дней нетрудоспособности.

Лишь каждый десятый (8,7%) участник исследования 2006 года отметил, что тратит свои свободные деньги на отдых и путешествия. При этом у трети дохода не хватало даже на текущие расходы, а еще у трети не было свободных денег, хотя на текущие расходы имеющихся средств им хватало. В этих условиях не удивительно, что за последний год у 16,8% респондентов отсутствовала возможность провести свой досуг так, как хотелось бы, у 6,1% не было возможности общаться с родственниками и друзьями.

Полноценный отдых в конце недели или во время отпуска можно считать профилактическими мерами, но у людей нет денег, чтобы его организовать. Люди отказываются от профилактики из-за недостатка денег, не могут поехать в санаторий или дом отдыха. Иногда во время отпуска или в выходные дни приходится подрабатывать. Москвичка с высшим образованием, 40-лет, работавшая главным экономистом в медицинской организации, говорила, что у нее не хватает денег на то, чтобы хорошо отдохнуть, она многого не может себе позволить: "Есть здоровые люди. Необязательно, что если есть деньги, то это здоровый человек, но если человек имеет достаточно денег, то он может позволить себе полноценный отдых, полноценное питание. Да, у него болит голова о работе, о бизнесе, но он может спокойно абстрагироваться от этого, и уйти на неделю в отпуск, хоть в казино, и он "выпустит пар" в другом месте, если есть деньги. У такого человека нет порочного круга, у него все равно есть какой-то выход".

Респондентка отмечала, что вынуждена отказаться от радости, от хорошего настроения, например, от посещения бассейна, тренажерного зала, посещения парикмахера: "Я не могу себе спокойно даже тренажерный зал позволить, потому что это дорого. Для меня это дорого, даже при моих деньгах. Потому что это не те деньги, когда, например, раньше я могла пойти в салон, чтобы сделать себе хорошую прическу. Раньше мы могли делать себе приятное каждую неделю. Сейчас это можно сделать раз в месяц"; от приятных покупок: "Иметь бы бизнес, если бы нам удалось добиться этого, то мы могли бы обеспечить себе человеческую жизнь. Человеческую – это если бы я смогла сходит в сауну, в бассейн, на массаж, съездить куда-то, в санаторий или еще куда-то. Позволить себе какую-то одежду, не то, что носишь по пять лет, а чтобы это было что-то нарядное, красивое. Хочется красивой жизни, но не известно, дождемся ли мы ее".

Привлекательность работы. Участники глубинных интервью, говоря о том, что им нравится и не нравится на своей работе, упоминали и неблагоприятные факторы, влияющие на здоровье (см. табл. 6). Более всего работники недовольны были свой заработной платой, но основным смягчающим фактором являлся элемент стабильности. На первый план недовольства выходили стрессовые факторы: работа нервная, бесперспективная, с хроническими перегрузками, утомительная. В качестве положительных на первые места выходили элементы творчества на работе: работа разнообразная, интересная. Также людям был важен удобный график и фиксированные (без сверхурочных) часы работы.

Таблица 6

Характеристики работы, ранги

Характеристики работы, которые не нравятся

 

Характеристики раблоты, которые нравятся

 

Маленькая или несвоевременная зарплата

1

Хорошая и регулярная зарплата

9

Нервная

2

Спокойная

12

Бесперспективная

3

Дает возможность сделать карьеру

11

Хронические перегрузки

4

Невысокая степень трудовой нагрузки

15

Утомительная

5

Не утомительная

13

Работа физически тяжелая

6

Работа физически легкая

10

Частые сверхурочные

7

Фиксированные часы работы

5

Монотонная

8

Разнообразная

3

Не престижная

9

Престижная

14

Плохие отношения в коллективе

10

Хороший психологический климат в коллективе

6

Работа носит временный характер

11

Работа стабильная

1

Грязная

12

Чистая

7

Неинтересная

13

Интересная

4

Плохие отношения с начальством

14

Хорошие отношения с начальством

8

Неудобная сменность

15

Удобный график

2

 

Мотивом занятости на работах с непривлекательными характеристиками могли служить привлекательные стороны работы. Например, работа была не интересная, но многие работники не отказывались от нее, поскольку сложились хорошие отношения с начальством, благоприятный психологический климат в коллективе и были фиксированные часы работы. Для бесперспективной работы привлекательными характеристиками являлись удобный график и фиксированные часы работы. На частые сверхурочные люди соглашались, если считали свою работу престижной. Нестабильная работа, по словам респондентов, хороша тем, что, как правило, предлагает удобный график, а также связана с невысокой степенью трудовых нагрузок.

Люди с разным уровнем здоровья в равной мере были заняты на работах с привлекательными и непривлекательными характеристиками.

Респонденты, которые ухудшили свое здоровье (по методике GHQ), и больные люди (по методике ЕQ-5D) считали, что работа наносит вред их здоровью, тем не менее, продолжали работать.

Незащищенность и отсутствие перспектив. Респондентры отмечали такие характеристики, как нестабильность работы, когда у человека нет уверенности в том, что он не потеряет работу, сможет найти другую и обеспечить себя всем необходимым: "Раньше я был спокоен, знал, что у меня две запасные работы всегда будут с повышенной зарплатой" (мужчина, 62 года, Казань 2005 г.); "Эта нестабильность постоянно держит в напряжении" (мужчина, 40 лет, Москва 2005 г.); "Появилась зависимость от работодателей. Нельзя выразить недовольство чем-либо, могут уволить" (женщина, Казань, 2005 г.).

С 1998 года значительно сократилось число людей, которых, по данным РМЭЗ, администрация отправляла в вынужденный неоплачиваемый отпуск. Тем не менее, нестабильность занятости остается для россиян проблемой – в последние годы 2-3% работающих россиян, т.е. около 1,5 млн. человек, оказываются ежегодно в такой ситуации.

Надежность и стабильность работы характеризуется уровнем беспокойства работников относительно возможности ее потери или сохранения. Пик беспокойства приходится на 1998 год: около половины занятых очень боялись потерять работу, но и последние годы каждого четвертого работника весьма беспокоит перспектива потерять работу. В 1994 году очень беспокоились относительно потери работы 37%, в 2005 – 25%.

В 1994 году каждый третий участник RLMS (34%) не был уверен, что сможет найти работу не хуже той, на которой работает сейчас, в 2005 – каждый пятый. Полностью уверенными, что смогут найти работу не хуже настоящей, в 1994 году были 14%, в 2005 – 13%, скорее уверенными в 1994 году были 13%, в 2005 году – 24%.

Среди больных людей (методика EQ-5D) в 2005 году были уверены, что смогут найти работу не хуже той, на которой работают сейчас, 28%, а среди здоровых – 18%.

По данным исследования ИС РАН "Социальная политика и неравенство" (2006 г.) треть респондентов называла опасение потерять работу в числе основных испытываемых страхов.

Страх потерять работу иногда приводил к множественной занятости и высоким трудовым нагрузкам, увеличению продолжительности рабочего времени даже при отсутствии необходимости в дополнительных заработках.

Снижение социальной значимости работающего человека. Респонденты старшего поколения, которые работали в советский период, особенно сильно почувствовали отсутствие социальной защищенности. Некоторые из них подчеркивали, что "сейчас нет никакой защищенности, уважения никакого нет. Раньше, из-за того, что человек нужен был на работе, с ним считались" (мужчина, 42 года, Москва, 2005 г.). Москвич, профессор 60 лет, говорил: "Тогда [в 1990-е годы] моя наука – космическая медицина и биология – стала никому не нужна. Как наука – подчеркиваю. И примерно в это же время пошли все вспышки моих наследственных заболеваний". Респондент имел ученую степень доктора наук, несколько патентов на изобретения. За время трудностей с основной работой пытался внедрять собственные научные разработки при помощи частных фирм, но предприятие прогорело, и обострение заболевания вынудило его перейти на пенсию по инвалидности.

Невозможность получения востребованной специальности (переобучение). Достаточно молодой человек, 42 лет, работавший наладчиком измерительной техники на одном из московских заводов говорил, что "Ухудшение здоровья связано с недостатком денег, дороговизной. Я себе вынужден отказывать во всем. Работать как молодой, я не могу. А переобучение только для молодых".

Отсутствие карьерного и профессионального роста. Об этом говорят многие респонлденты: "Раньше я работал в институте НПО (научно производственном объединении). Я был уверен, что я очень нужен. Со мной считались. Я жил хорошо. В командировки ездил. Повышение квалификации. Освоение новой техники. Постоянно новые машины приходили, и у меня постоянный рост был" (мужчина, 62 года, Казань 2005 г.).

Каждый четвертый участник исследования ИС РАН "Социальная политика и неравенство" (2006 г.) года считал, что одной из основных причин того, что человек находится за чертой бедности, является плохое образование или низкая квалификация. Однако переучивались или переквалифицировались, чтобы улучшить свое материальное положение в лучшую сторону, лишь 7,3% участников исследования. За последний год респондентам или членам их семей удалось получить повышение на работе или найти новую, более подходящую работу, судя по данным этого исследования, только в 8,6% случаев, повысить уровень образования и/или квалификации – в 7,6%.

Вынужденное участие в неформальной занятости, временной, случайной занятости. Уход работника в сферу неформальной занятости в период реформ часто бывал вынужденной мерой и, несмотря на то что «теневые» рабочие места позволили выжить значительной части населения, участие в ней было сопряжено со стрессами и другими проблемами, отразившимися на здоровье. Житель Казани, 60 лет, рассказал о своем опыте работы без официального трудоустройства: оследние годы началось что-то непонятное, будто нет никаких законов и нет никакой защиты. Пригласила нас строительная фирма работать, надо было отделывать офис. Нам сказали, что если быстро и хорошо сделаем, то хорошо заплатят и премию дадут. В день расчета появились молодчики с автоматами. Загнали нас в здание, дали по пятьдесят рублей каждому, сказали, что это нам на пиво, и что мы должны уйти, забыть обо всем и никогда не вспоминать, если хотим жить" (2005 г.).

§5
Взаимоналожение различных факторов

Как правило, неблагоприятно влияющие на здоровье факторы могут сопутствовать друг другу в различных комбинациях и усиливать отрицательное влияние на здоровье. Отсутствие стабильной работы, труд на бесперспективном предприятии, частые вынужденные смены мест работы, пребывание в ситуации безработицы и невозможность смены профессии или повышения квалификации влияют на снижение вероятности вертикальной профессиональной мобильности, что приводит к стрессам, особенно у молодого поколения работников.

Многие из перечисленных факторов, связанных с трудом, работой и занятостью, которые, по мнению людей, повлияли на их здоровье, были сопряжены с нарушением прав трудящегося человека. Результаты всероссийского социологического мониторинга 2002 года "Наши ценности и интересы сегодня" показывают, что право на труд, одно из важных для жителей России, является одновременно и наиболее нарушаемым среди прав и свобод (на втором месте из одиннадцати). Это право часто нарушается, и его реже удается отстаивать: по успешности защиты оно находится на седьмом месте .

Респонденты выстраивают иерархию ценностей, связанных с трудом и работой в зависимости от ситуации в стране, на рынке труда и в личной жизни. Стабилизация ситуации на рынке труда в последние годы меняет отношение респондентов к работе, их карьерные притязания от готовности "браться за любую работу, чтобы выжить" до необходимости "найти работу с более высокой оплатой труда", "с лучшими условиями", "с повышением профессионального и должностного статуса". От приоритетов материальной составляющей люди идут к требованиям широкого спектра качественных характеристик труда и занятости. Не случайно участники глубинных интервью, которым удалось сменить условия труда на более благоприятные, изменили состояние своего здоровья в лучшую сторону.

Рассуждая о периоде реформ и своей жизни, люди отмечали, что успех в жизни связан с работой, трудом, карьерой, а успехи на работе связаны со здоровьем. Треть участников глубинных интервью считали, что поддержание хорошего здоровья необходимо для того, чтобы успешно работать. Успех – важная эмоциональная составляющая в жизни человека, успех в одном деле вдохновляет на достижение новых высот: "здоровье влияет прежде всего на трудоспособность. А трудоспособность влияет на успех. Но есть и обратная связь – когда у тебя какие-то успехи, то это помогает, потому что очень важный фактор здоровья – состояние нервной системы" (женщина, 57 лет, Москва, 2005 г.). Неудача, по мнению людей, как противопоставление успеху, приводит к заболеванию.

Судя по тому, как люди охарактеризовали свою работу (по данным RLMS), и какие условия труда и занятости они считают стрессовыми, можно сделать вывод, что на российском рынке немало непривлекательных, некачественных рабочих мест, которые едва дают выжить, плохо оплачиваются, требуют больших нагрузок и, следовательно, продуцируют риски для физического и психологического здоровья. По многим характеристикам условий труда и занятости наблюдается положительная динамика снижения рисков (например, вынужденные отпуска, невыплаты заработной платы), но вместе с тем увеличиваются нагрузки, связанные с продолжительностью рабочего времени. ___________________________________________________________________________________________________

Сведения об авторе: Назарова Инна Борисовна - кандидат социологических наук, руководитель отдела ГУ-ВШЭ


1 "Демографическая ситуация и государственная демографическая политика в Российской Федерации" Тезисы к докладу министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации М.Ю. Зурабова // http://ethnocid.netda.ru/forum/18008.htm

2 Социальное положение и уровень жизни населения России. Статистический сборник. Федеральная служба Государственной статистики (Росстат). М., 2004.

3 Социальное положение и уровень жизни населения России. Статистический сборник. Федеральная служба Государственной статистики (Росстат). М., 2004.

4 Стенограмма пленарного заседания Государственной Думы РФ 10 марта 2000 года, Вечернее заседание. Выступление Министра здравоохранения РФ Ю.Л. Шевченко. Материалы подготовлены Информационно- аналитическим отделом "АКДИ Экономика и   жизнь" //http://www.akdi.ru/gd/plen_z/2000/s10-03_v.htm

5 Российский статистический ежегодник. Официальное издание. Госкомстат России. М., 1997. С. 222-226.

6 Российский статистический ежегодник. Официальное издание. Госкомстат России. М., 1997. С. 222-226.

7 Римашевская Н.М. О социальной цене реформ // Куда идёт Россия?.. М., 1995. С.364-367.

8 Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минздравсоцразвития РФ как субъекта бюджетного планирования на 2006 год и на период до 2008 года // http://mzsrrf.ru/dep_an_zdrav/262.html

9 Римашевская Н.М. Человек и реформы: секреты выживания. М.: РИЦ ИСЭПН, 2003.

10 Заславская Т.И. Социальная структура России: главные направления перемен // Куда идёт Россия? Общее и особенное в современном развитии. М.: Московская высшая школа социальных и экономических наук, 1997. С. 168-176.

11 Римашевская Н.М., Корхова И.В. Бедность и здоровье в России // Народонаселение. 2001. № 4. С. 11-26.

12 Римашевская Н.М. Человек и реформы: секреты выживания. М.: РИЦ ИСЭПН, 2003.

13 См., напр.: Бедность в России. Государственная политика и реакция населения / Под ред. Д. Клугман. Вашингтон: Всемирный банк, 1997. С. 107-140.

14 Palosuo H., Zhuravleva I., Uutela A., Lakomova N., Shilova L. Perceived health, health-related habits and attitudes in Helsinki and Moscow: a comparative study of adult populations in 1991. Helsinki: Julkaisija – Utgivare – Publisher, 1995, Palosuo H., Health and Well-Being in Moscow and Helsinki. Saarijarvi: Gummerus Printing, 2003.

15 Назарова И.Б. Здоровье российского населения: факторы и характеристики (90-е годы) // Социологические исследования. 2003. № 11. С. 57-69.

16 Мониторинг состояния здоровья населения Российской Федерации (1992-2005 гг.). М.: Институт социологии РАН, Институт питания РАМН, Исследовательский центр "Демоскоп", Университет Северной Каролины в Чепел Хилле, 2006.

17 Мониторинг состояния здоровья населения Российской Федерации (1992-2005 гг.). М.: Институт социологии РАН, Институт питания РАМН, Исследовательский центр "Демоскоп", Университет Северной Каролины в Чепел Хилле, 2006.

18 См., напр.: Cockerham W.C. The Social Determinants of the Decline of Life Expectancy in Russia and Eastern Europe: a Lifestyle Explanation // Journal of Health and Social Behavior. 1997. Vol. 38. № 2. P. 117-130, Shapiro J. The Russian Mortality Crisis and its Causes // Economic Reform at Risk / Ed. by A. Eslund. London, 1995. P. 149-178.

19 Речь идет о периоде 1990-х годов, когда у предприятий либо не было средств, либо они использовали эти средства с других целях и не выплачивали заработную плату своим работникам в срок.

20 В период трансформации в России появилась практика, когда работника просили освободить рабочее место и предлагали выйти на пенсию на два года раньше наступления пенсионного возраста.

21 См., Reynolds J. R. The Effects of Industrial Employment Conditions on Job-Related Distress // Journal of Health and Social Behavior. 1997. Vol. 38 (June). P. 105-116.

22 Siegrist J.Reducing social inequalities in health: work-related strategies // Scandinavian Journal of Public Health. 2002. Volume 30, Supplement 59. Pp. 49-53.

23 Fuhrer R., Stansfeld S.A., Chemali J., Shipley M.J. Gender, social relations and mental health: prospective findings from an occupational cohort (Withehall study II) // Social Science & Medicine. 1999. 48. P. 77–87.

24 Bourbonnais R., Comeau M., Vezina M. Job strain and evolution of mental health among nurses. Journal of // Occupational Health Psychology. 1999. № 4. P. 95–107, Demerouti E., Bakker A. B., Nachreiner F., Schaufeli W.B. A model of burnout and life satisfaction amongst nurses // Journal of Advanced Nursing. 2000. № 32. P. 454–464, Spurgeon A., Harrington M.J., Cooper C.L. Health and safety problems associated with long working hours: a review of the current position // Occupational and Environmental Medicine. 1997. № 54. Pp. 367–375, Bultmann U., Kant I.J., Van Der Brandt P.A., Kasl S.V. Psychological work characteristics as risk factors for the onset of fatigue and psychological distress: prospective results from the Maastricht Cohort Study // Psychological Medicine. 2002. № 32. Pp. 333–345.

25 Marchanda A., Demersa A., Duranda P. Does work really cause distress? The contribution of occupational structure and work organization to the experience of psychological distress // Social Science & Medicine. 2005. № 61. P. 1–14.

26 De Jonge J., Bosma H., Peter R., Siegrist J. Job strain, effort-reward imbalance and employee well-being: a large-scale cross sectional study // Social Science & Medicine. 2000. № 50. Pp. 1317–1327.

27 McDonough P. Jobinsecurity and health // International Journal of Health Services. 2000. № 30(3). P. 453–476, Schmitz N., Neumann W., Oppermann R. Stress, burnout and locus of control in German nurses // International Journal of Nursing Studies. 2000. № 37. P. 95–99, Ferriea J.E., Shipleya M.J., Newmanb K., Stansfeldc S.A., Marmota M. Self-reported job insecurity and health in the Whitehall II study: potential explanations of the relationship Social Science & Medicine. 2005. № 60. P. 1593-602, Bourbonnais R., Comeau M., Vezina M. Job strain and evolution of mental health among nurses. Journal of // Occupational Health Psychology. 1999. № 4. P. 95–107, Bultmann U., Kant I.J., Van Der Brandt P.A., Kasl S.V. Psychological work characteristics as risk factors for the onset of fatigue and psychological distress: prospective results from the Maastricht Cohort Study // Psychological Medicine. 2002. № 32. Pp. 333–345.

28 De Jonge J., Reuvers M.M., Houtman I.L., Bongers P.M., Kompier M. A. Linear and nonlinear relations between psychosocial job characteristics, subjective outcomes, and sickness absence: baseline results from SMASH. Study on musculoskeletal disorders, absenteeism, stress, and health // Journal of Occupational Health Psychology 2000. № 5. P. 256–268.

29 Shirom A., Westman M., Melamed S. The effects of pay systems on blue-collar employees’ emotional distress: the mediating effects of objective and subjective work monotony // Human Relations. 1999. № 52(8). P. 1077–1097, Tepper B.J. Consequences of abusive supervision // Academy of Management Journal. 2000. № 4. P. 178–190, Feldt T., Kinnunen U., Mauno S. A Mediational model of sense of coherence in the work context: a one-year follow-up study. Journal of Organizational Behavior. 2000. № 21. P. 461–476, Demerouti E., Bakker A. B., Nachreiner F., Schaufeli W.B. A model of burnout and life satisfaction amongst nurses // Journal of Advanced Nursing. 2000. № 32. P. 454–464.

30 Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. М.: ИИЦ "Статистика России", 2004.

31 Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минздравсоцразвития РФ как субъекта бюджетного планирования на 2006 год и на период до 2008 года.

32 Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Минздравсоцразвития РФ как субъекта бюджетного планирования на 2006 год и на период до 2008 года.

33 Статьи 91, 95. Закон "О занятости населения в РФ" в редакции Федеральных законов от 10 января 2003 года № 15-ФЗ.

34 Так звучат вопросы № j6.5 и j36.5 в опроснике РМЭЗ. Вопросы задавались только в 1995 – 2002 годах.

35 Кулишова Р.С. Рекреационное обслуживание и здоровье // Народонаселение. 2000. № 3. С. 112-118.

36 Кулишова Р.С. Рекреационное обслуживание и здоровье // Народонаселение. 2000. № 3. С. 112-118.

37 Амиров Н.Х., Берхеева З.М., Малышева И.Ю., Шакирова Л.В., Берхеев И.М. Современные тенденции развития службы профпатологии в Республике Татарстан // Общественное здоровье и здравоохранение. 2004. № 1. С. 48-50.

38 Онищенко Г.Г. Медицинские аспекты охраны здоровья населения, занятого на производстве // Профессия и здоровье / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. -2003. -№ 24 (217) / 21.04.2006 - 23 Kb - http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/

39 Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N181-ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации» (В редакции Законов РФ от 20 мая 2002 г., 10 января 2003 г. N15-ФЗ).

40 Аттестация рабочих мест проводится исходя из особенности технологического процесса, состава оборудования, применяемого сырья и материалов, определяются перечни основных и вредных производственных факторов, а также степень тяжести и напряженности трудового процесса. Затем осуществляются инструментальные аналитические измерения фактических уровней каждого фактора, на каждом рабочем месте, сопоставление полученных данных с утвержденными гигиеническими критериями, в результате чего формируется общая оценка фактического состояния условий труда на каждом рабочем месте и в целом по профессии, с отнесением производства к определенному классу условий труда. По результатам планировалось определить дифференцированные тарифы на обязательное страхование, разработать и реализовать комплексные планы мероприятий по улучшению условий труда. См.: Свирская Г.П. Медико-социальный аудит, как организационно-правовая форма оценки влияния условий труда и производственных рисков на здоровье работающих на предприятиях крупного, среднего и малого бизнеса // Профессия и здоровье / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2003. № 24 (217).

41 Свирская Г.П. Медико-социальный аудит, как организационно-правовая форма оценки влияния условий труда и производственных рисков на здоровье работающих на предприятиях крупного, среднего и малого бизнеса // Профессия и здоровье/ Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2003. № 24 (217) // http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2003/vestniksf217-24/vestniksf217-24160.htm/

42 Некоторые вопросы исследования были повторены из опросника исследования, проведенного институтом социологии РАН в 1998 году: Журавлева И.В., Шилова Л.С., Лакомова Н.В., Борзунова Т.И. Образ жизни населения и здоровье // Отношение населения к здоровью. М.: ИС РАН, 1993.

43 Лапин Н.И. Как чувствуют себя, к чему стремятся граждане России // Социологические исследования. 2003. № 6. С. 78-87.

Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100