совместный проект

Институт Управления Социальными Процессами Государственного Университета — Высшей Школы Экономики

Факультет менеджмента Государственного университета — Высшей школы экономики

Программа поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС

Интернет-конференции

Исследования социальной политики

Исследовательские организации

Аналитика и публицистика

Научные дискуссии

Исследования

Словарь терминов

Журналы

Книги

Каталог ссылок

Бизнес и общество

НКО в социальной политике

Деятельность

Интервью

Исследования

Спорные вопросы

Цифры и базы данных

Документы и комментарии

Изучаем зарубежный опыт

Каталог ссылок

Мониторинг государственной политики

Государственные институты социальной политики

Доклады

Комментарии и обзоры

Документы

Статистика

Каталог ссылок

Взаимодействие исследователей и НКО

Проекты

События

Деятельность в сфере здравоохранения

Деятельность в сфере жилищной политики

Деятельность в сфере образования

Каждый человек на вес золота

Автор: С. Синявская

Тема пленарного заседания XI Международной научной конференции ГУ-ВШЭ для российских реалий называлась необычно: «Сбережение народа: демографический, социально-экономический и политический контекст». Впрочем, речи политиков были вполне привычны и даже предсказуемы.

«Главная задача правительства — улучшить качество человеческого капитала. В 1990-е мы теряли население: в год до 800 тысяч человек, а в некоторые годы даже больше, — отметил вице-премьер правительства России Александр Жуков. — В последние годы эту ситуацию нам удалось переломить». Напомним, что естественная убыль населения России за 1991—2008 годы составила 12,6 миллиона человек. По его словам, 2009 год — первый за постперестроечное время, когда «нам удалось не уменьшить, а стабилизировать» численность населения России (142 миллиона человек).

Вот некоторые статистические данные, которые привёл Александр Жуков. С 2005 по 2009 годы рождаемость увеличилась на 6 процентов, смертность снизилась почти на 12 процентов (младенческая — почти на 20 процентов), естественная убыль населения сократилась в 3,5 раза, продолжительность жизни увеличилась на 4 года и составляет 63 года у мужчин, 75 лет — у женщин. Среди основных причин, уносящих жизни россиян, Александр Жуков отметил «высокий уровень холестерина, артериальное давление, пассивное отношение к своему здоровью», к коему можно отнести и вредные привычки. Половина россиян курит, среди подростков этот показатель ненамного ниже — 33,4 процента. Причём в год число курящих увеличивается на 1,5—2 процента — это одни из самых высоких темпов роста. Ежедневно или через день пьют алкогольные напитки 33 процента юношей и 20 процентов девушек.

Продолжается и старение населения. Если в 2005 году на тысячу трудоспособных граждан приходилось 580 нетрудоспособных, то к 2020 году ожидается 837. Россиянок репродуктивного возраста станет меньше на 4 миллиона 100 тысяч.

Помощник президента Аркадий Дворкович отметил, что показатель успешности политики России — «одновременный рост числа людей, живущих в России, и рост продолжительности жизни». Добиваться этого правительство намерено через проектное управление: «Пока мы не способны перейти к политике, которая была бы везде эффективна, поэтому проектное управление — жизненная необходимость». По словам Аркадия Дворковича, политика модернизации и инновационного развития не противоречит социальной политике, поскольку ведёт к повышению качества жизни людей. «Пришло ли время для того, чтобы изменить социальную политику? Систему пенсионного обеспечения, здравоохранения? Мне кажется, что пришло. Мы обманываем себя, если думаем, что люди к этому не готовы. Нужны конкретные планы по модернизации социальной сферы. Конечно, нельзя без общественной дискуссии принимать решения в этом направлении, но обсуждение этих вопросов откладывать нельзя». Откровенно говоря, я не поняла, что имел в виду в данном случае под «социальной политикой» г-н Дворкович, но, судя по туманности высказывания, речь вряд ли шла о чём-то, что общество воспримет на ура.

Министр образования и науки Андрей Фурсенко обратил внимание на то, что с 1990-х годов численность учащихся сократилась с 21 до 13 миллионов (правда, в 2009 году «за 12 лет впервые увеличилось число первоклассников»).

При этом количество школ и преподавателей уменьшилось только на 20 процентов, и в 2007 году на учителя приходилось менее 10 учеников, в то время как «в среднем по Европе этот показатель — 15 учеников», то есть «учительская профессия стала скрытым пособием по безработице» (о, оговорки!). По словам Андрея Фурсенко, спрос на рабочую силу будет расти, каждый человек на вес золота. «Демографические изменения открывают дополнительные возможности для реструктуризации образования, экономики, для того, чтобы создать нацеленную на результат систему подготовки кадров», — подытожил своё выступление Андрей Фурсенко.

Ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов призвал обратить внимание на тех, кто «остаётся за бортом хороших школ, федеральных университетов». Социальное расслоение коснулось не только вузов, но и школ. Причём для тех, кто фактически не осваивает школьную программу, нынешняя система образования не предоставляет второго шанса — разрушена система вечерних школ, дополнительного образования, но «пропускает» в вузы: «Инженерные вузы на 30 процентов заполнены теми, кто по математике и физике набрал 25—27 баллов по ЕГЭ. Кого мы обманываем? Технологические циклы страны будут зависеть от людей, которые не смогут освоить вузовскую программу».

К сожалению, докладчики от правительства к моменту выступления главного экономиста Всемирного банка г-на Джилла (Indermin Gill) уже покинули зал заседаний, поэтому они не услышали много интересного. «В 1970-ые годы, когда я рос в Индии, меня учили, что Россия — это современная процветающая страна, и мы рассматривали её как сверхдержаву наравне с Америкой, — заметил г-н Джилл. — В 1990-ые годы, учась и работая в США, я узнал, что Россию воспринимают как страну, богатую природными ресурсами, как более мощный вариант Канады или Австралии. В 2000-ые годы Россию стали причислять к группе стран БРИК и по-прежнему считают одной из развивающихся экономик». Затем г-н Джилл показал географическую карту и ту, на которой был отмечен вклад каждой страны в мировую экономику. На этой карте от крупнейшей страны мира оставалась тоненькая полоска. Затем был показан фильм, из которого следовало, что «миграция может помочь России стать современной страной с высокими доходами», а для того, чтобы «стимулировать мобильность капитала, рабочей силы и идей, России нужно облегчить населению процесс переезда». Американцы в течение жизни переезжают 13 раз, британцы — 7 раз, россияне — дважды. «Москва должна возглавить движение России к модернизации и диверсификации экономики, — говорил голос за кадром, — но в отличие от Токио, Нью-Йорка и Лондона, Москва — не процветающий центр страховых, оптовых и розничных структур. Говорят, что столица предлагает коммунистический сервис по капиталистическим ценам. Похоже, что этот город смотрит на себя, а не на мир. <…> Географически Россия — одна из самых удачных стран мира, она граничит с огромными, процветающими рынками ЕС, а её Дальний Восток — сосед самого быстрорастущего региона мира. В 2007-ом общий объём экспорта и импорта Сингапура составил около 0,5 триллиона долларов США, так же, как в России. Население Сингапура — менее 5 миллионов человек. Россиян — 142 миллиона. Использует ли Россия свой потенциал?».

Если докладчик от Всемирного банка делал акцент на необходимости усиления мобильности внутри страны (в том числе и в сельские районы), то директор Института демографии ГУ-ВШЭ Анатолий Вишневский убеждён, что только внешние мигранты способны изменить ситуацию.

По его словам, рост естественной убыли населения будет лишь нарастать — это следствие изменений возрастной структуры общества.

До 2030 года мы потеряем 11 миллионов человек, этот процесс будет сопровождать и «убыль трудоспособного населения».

При этом увеличение возраста выхода на пенсию в России невозможно. «При современном уровне смертности российских мужчин и нынешняя пенсионная граница, приходящаяся на возраст 60 лет, слишком высока. Столь значительная роль невостребованных пенсионных вкладов, как у российских мужчин при пенсионной границе 60 лет (35,4 процента в 2005 году), в других странах не наблюдается даже при границе 65 лет (23,4 процента — в Польше, 14,8 процента — в США, 11,1 процента — в «Западной Европе», 10,7 процента — в Японии), — пишет Анатолий Вишневский в докладе «Сбережение населения или депопуляция России». — Если же в России мужчины выходили бы на пенсию в 65 лет, то в условиях смертности 2008 года до этой границы не доживала бы половина мужчин, перешагнувших 20-летний возраст. Очень скромны жизненные перспективы и у тех российских мужчин, которые всё же дожили до пенсии. Ожидаемая продолжительность жизни 60-летнего россиянина в 2008 году составляла 14,2 года. Это на 3,5 года меньше, чем у 65-летнего англичанина, на 4,4 года меньше, чем у француза, и почти на 6 лет меньше, чем у жителя Нидерландов. Для россиянок разница не столь разительна, но и у них ожидаемая продолжительность жизни в 60 лет меньше, чем у жительниц Западной Европы в 65 лет».

Разумеется, подобное демографическое развитие создаёт «тормозящее условие для роста производительности труда», а рост налоговой нагрузки на трудовое население не будет способствовать увеличению рождаемости. Даже если сбудется самый оптимистичный прогноз, на свет не может появиться столько детей, сколько нужно «для пространственного освоения России».

Резерв в увеличении численности россиян г-н Вишневский видит в снижении смертности: «на охрану здоровья расходуется слишком мало, а то, что расходуется, тратится неэффективно». Так, на одного врача в России приходится 200 жителей, а в Японии — стране с самой высокой продолжительностью жизни — 400. При этом «Россия тратит на охрану здоровья значительно меньшую часть своего ВВП. В 2008 году государственные расходы на здравоохранение и физическую культуру в России составили 3,7 процента ВВП — это уровень США 1980 года, но в США в то время ещё 5,2 процента ВВП тратилось на те же цели частными плательщиками, так что общие расходы на здравоохранение достигали 8,8 процента. В России же оплата населением медицинских и санаторно-оздоровительных услуг и приобретение лекарств в 2008 году, по официальным данным, добавила только 1,6 процента ВВП, что повысило общие затраты до 5,3 процента ВВП».

Главный же вывод Анатолия Вишневского таков: Россия, как и Америка, должна стать основным реципиентом миграции. Смена этнического состава в России неизбежна, убеждён главный демограф страны.

Источник: Наука и технологии России - http://strf.ru/science.aspx?CatalogId=222&d_no=29231

Материал по теме:

Сбережение народа или депопуляция россии?

Страницы: 1 / 2 Версия для печати

mail@socpolitika.ru

Создание сайтаСтудия Fractalla

Партнеры портала:
Портал ГУ-ВШЭ
Сайт программы поддержки гражданского общества «Диалог» АЙРЕКС
Агентство США по международному развитию (USAID)
LiveInternet Rambler's Top 100